На ПМЭФ-2017 обсудили проблему резистентности к антибиотикам

Эффективность антибиотиков снижается, бактерии становятся к ним невосприимчивы. Разработка новых препаратов требует крупных инвестиций, но фармацевтические компании не слишком охотно идут на это. Ежегодно от инфекций, устойчивых к антибиотикам, умирают десятки тысяч людей.

ПМЭФ 2017По данным Организации экономического сотрудничества и развития за 2015 год, в странах «Большой семерки» до 50% инфекций невосприимчивы к антибиотикам первой линии. Среди пациентов с резистентной инфекцией смертность и риск осложнений выше в 2-3 раза. Около 700 тыс. смертей в мире ежегодно может быть вызвано этой причиной. Через 30 лет от инфекционных заболеваний станут умирать по 10 млн человек в год, если не будут открыты новые антибиотики или предложена эффективная альтернатива, отмечает экономист Джим О Нейл.

Действие антибиотиков слабеет по ряду причин:

  • По мнению ВОЗ, одной из них является некорректное использование антибиотиков как врачами, так и пациентами, занимающимися самолечением.
  • Антибиотики массово используются в сельском хозяйстве для лечения, профилактики и увеличения веса животных. По данным коалиции инвесторов за 2016 год, около половины антибиотиков, производимых на территории Великобритании, используются именно в сельском хозяйстве, в США – около 80%.
  • Также антибиотики практически бесконтрольно используются при производстве мыла и других гигиенических и моющих средств. В 2017 году в США запретили производство таких средств, в частности антибактериальное мыло.
  • С 1987 года не появилось ни одного принципиально нового класса антибиотиков.

В качестве альтернативы антибиотикам рассматриваются антитела, пробиотики и вакцины, бактериофаги (природные и синтезированные), лизины, иммуностимуляторы, пептиды разного типа. Эксперты оценивают стоимость такой программы в сумму, находящуюся в диапазоне между затратами на Большой адронный коллайдер и Международную космическую станцию.
В России еще с советских времен ведутся исследования по применению бактериофага – вирусного белка, способного убивать бактерии. Эти разработки теперь нуждаются только в лучшем финансировании.

О том, как решить проблему резистентности — то есть устойчивости инфекционных возбудителей к ряду антибактериальных препаратов — рассказали на площадке ПМЭФ-2017 ведущие эксперты в области санитарии и фармацевтики.

Джеймс АндерсонДжеймс Андерсон, председатель комиссии по микробной резистентности, Ассоциация британской фармацевтической промышленности; руководитель по связям с корпоративными и государственными органами компании GlaxoSmithKline:

«Бактерии – удивительные существа. Они присутствую на Земле уже 3 миллиарда лет. Они эволюционируют во всех природных средах – начиная с океана и заканчивая Арктикой и условиями вечной мерзлоты… или, наоборот, сильнейшей жары.

Когда мы изобрели пенициллин, а затем и ряд других антибиотиков, которые действительно справлялись с негативным воздействием бактерий, мы долго почивали на лаврах. Мы сказали – «всё хорошо, мы решили проблему». Но, конечно, это неправда. Если бактерии эволюционировали до существования в Арктике и в вулканах, то, конечно, они смогут побороть пенициллин и другие антибиотики, которые мы производим.

Через 70-80 лет после изобретения пенициллина эта проблема, наконец, вышла на политический уровень, обсуждалась в ООН. Меня очень радует, что межведомственная группа сейчас занимается этой темой. Две недели назад она обсуждалась на встрече «Большой двадцатки» в приоритетном порядке. Очень отрадно видеть, что ведущие страны, в том числе и российские политики, также включаются в обсуждение этого вопроса и подталкивают мир к тому, чтобы решить и эту проблему».

Оливье ШармейОливье Шармей, исполнительный вице-президент фармацевтической компании «Санофи», генеральный менеджер по рецептурным препаратам и развивающимся рынкам:

За последние месяцы проблема резистентности к антибиотикам была поднята на политический уровень. Примерно 80 компаний с разным прошлым – это и брендовые компании, и производители дженериков – подписали декларацию об этой проблеме.

Однако сейчас мы находимся в сложных условиях рынка. Социальная важность в появлении новых антибиотиков очевидна, но нужны определённые привилегии и поддерживающие меры, потому что для этого потребуются огромные ресурсы, которые позволили бы финансировать исследования.

Необходимо создать среду, в которой могли бы действовать все организации. Нужно, чтобы в этой области применялись как академические знания, так и навыки профессионалов, которые рассказали бы, как продвинуть эту идею вперёд. Все мы должны объединить усилия – и государство, и частный сектор – для того, чтобы правильно выйти на новые решения по части борьбы с антимикробной резистентностью. Если к 2050 году мы не решим эту проблему, то мы потеряем 10 миллионов человек.

Николай ВласовНиколай Власов, заместитель руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, Россельхознадзор:

Один мир – одно здоровье. Когда мы говорим об антибиотиках и резистентности бактерий, мы понимаем, что здоровье человека связано со здоровьем коровы, цыплёнка, потому что всё это – единая экологическая среда. Бактерии в результате неправильного медицинского применения антибиотиков становятся ещё более устойчивыми в связи с возрастающим использованием антибиотиков в сельском хозяйстве. Даже в тех странах, где есть чёткий учёт смертности – Европа и США, например – по причине заражения устойчивыми микробами уже сейчас умирают десятки тысяч человек в год. Но, как это ни цинично прозвучит, в программе до 2050 года это не имеет никакого значения ни для человечества, ни для экономики. Всё это накладывается на тенденцию перенаселения. Основные потери будут в Юго-Восточной Азии, так что ничего не случится ровным счётом.

Что нужно делать в борьбе с резистентностью? Нужно разделить антибиотики по классам, на три группы. Первая – разрешённые препараты для применения в медицине. Вторая – разрешённые в животноводстве и растениеводстве препараты, потому что уже сейчас антибиотики применяют для лечения болезней растений, а это ещё более опасно, чем для лечения болезней животных. Третье – группа препаратов «последней надежды». Это такие препараты, которые нужно запретить применять где-либо, кроме специальных инфекционных больниц.

Россельхзнадзор с момента своего образования уделяет самое пристальное внимание проблеме резистентности. Пока мы не поссорились с Европой и США, у нас были десятки тысяч случаев в год, когда мы задерживали грузы с заметно превышенным уровнем антибиотиков. Причём это было даже в отношении Дании, которая для меня – образец правильного поведения страны. Это первый аспект — человек не должен получать в пищу с мясом остаточное количество антибиотиков. Есть второй аспект – это производственная санитария на фермах и перерабатывающих предприятиях, которая не позволит доставить потребителю те штаммы устойчивых бактерий, которые сформировались на ферме.

Алексей ТутельянАлексей Тутельян, член-корреспондент Российской академии наук:

В результате применения антимикробных препаратов — включая антибиотики, дезинфектанты, антисептики – гибель микроорганизмов, происходящая в результате, лишь маскирует неизбежное рецидивирование этой инфекции. Потому что то крайне незначительное количество бактерий, которое остаётся в живых после действия антибиотиков, обязательно начнёт размножаться. Вначале их очень мало, и они не могут вызвать болезнь, но потом они со временем накапливаются, и вот вам – недомогание. Так происходит распространение резистентности, и именно на эту борьбу и направлены сейчас и наши усилия, и усилия мирового сообщества.

Представьте поле, мы его засеяли подсолнухами. На это поле прилетели птицы и стали его клевать – это генная резистентность. Есть несколько путей решения это проблемы, но самое очевидное – это гоняться с ружьём за этими птицами. Но будет ли серьёзный эффект от этого? Очень вряд ли. Другой путь – поставить пугало среди поля, и птицы сами перестанут прилетать. То есть надо решать не следствие, а причину.

Белки, которые позволяют бактериям выживать, рассматриваются как потенциальные мишени для создания препаратов, которые будут блокировать адаптационные возможности организма – так называемый антиадаптоген. Сокращение числа бактерий, в которых могут сохраняться так называемые гены резистентности, приведёт к сокращению распространения таких бактерий в целой популяции.

Цитаты представлены Интервью Агентством «Диалог»