Два завода по производству препаратов крови

715

Больные гемофилией так и не получили своих лекарств – тендер по закупкам до сих пор не проведен. Причина отсрочки – идея министра здравоохранения, предполагающая «колоссальный политический эффект». Если она воплотится в жизнь, в стране будет два завода по производству препаратов крови. Но будут ли сами препараты – большой вопрос.

Вторую пресс-конференцию за два месяца пришлось проводить Казахстанской ассоциации инвалидов — больных гемофилией. В первый раз, в декабре прошлого года, они во всеуслышание заявили: препараты, необходимые им по жизненным показаниям, заканчиваются, а тендер на 2010 год еще не объявлялся.

На запросы ассоциации единый дистрибьютор лекарственных средств «СК-Фармация» кивал на Минздрав: дескать, команды покупать не было, а Минздрав — соответственно, на дистрибьютора.

При чем тут тендер?

Причину задержки сумели найти сами больные. Оказывается, Минздрав планирует построить под Астаной завод по производству препаратов крови, в том числе и тех, которые нужны гемофиликам. И это притом, что близ Алматы уже создается такой же завод!

— При чем тут тендер-то?! — возмущалась тогда президент ассоциации Тамара Рыбалова. — Хоть двадцать заводов стройте, но деньги, которые выделены целевым трансфертом на закуп лекарственных препаратов, вы должны использовать на закуп лекарств!

Прошло полтора месяца, и ассоциация снова собрала журналистов. Как оказалось, проекты заводов активно продвигаются, а вот о лекарственном обеспечении больных все как будто забыли. Январь кончается, но дата проведения тендера не определена.

Недавно к руководителям ассоциации попало письмо министра здравоохранения Жаксылыка Доскалиева премьер-министру Кариму Масимову, в котором он обосновывает необходимость второго завода по производству препаратов крови. Внимательно прочитав это письмо, больные гемолифилией нашли в нем удивительные вещи.

Во-первых, ничего не говорится о первом заводе — около Каскелена, для которого уже куплен земельный участок, проведены геолого-изыскательские работы, составлена проектно-сметная документация, заказано оборудование и даже перечислены первые транши по контрактам на оборудование и технологию. На все это уже потрачено 10 миллионов евро (общая стоимость проекта — 47 млн евро, из которых 80% — привлеченные средства).

Директор компании Kazpharm Technologies Малик Джаныкулов, присутствовавший на пресс-конференции, сказал, что был очень озадачен письмом министра. Ведь он давно посылает отчеты о проделанной работе, из которых ясно: для строительства все готово, оно займет всего 26 месяцев, недостает главного — сырья. Завод рассчитан на 150 тысяч литров плазмы крови, в Казахстане же пока производят только 75 тысяч.

— Мы думали, что вопрос о строительстве второго завода сам собой отпадет. Есть же громадное поле деятельности: мы ввозим более 90% лекарственных средств, надо развивать другие отрасли, — не видит логики г-н Джаныкулов.

По словам Тамары Рыбаловой, только для производства препаратов для казахстанских гемофиликов требуется 600 тысяч литров плазмы! Kazpharm Tech­nologies намеревается организовать поставки плазмы со всей Центральной Азии и таким образом обеспечить себя сырьем. А вот откуда брать плазму для второго завода — большой вопрос.

Дети — не кролики!

Помогать со вторым заводом Минздраву берется компания «Октафарма» (Octаpharma, в письме Доскалиева — австрийская, по сведениям Рыбаловой — шведская, согласно пресс-релизу Минздрава — бельгийская).

Она обещает «технологию и консалтинговые услуги по приобретению оборудования и наладке производственных линий», а пока завода нет (кстати, на его запуск потребуется четыре года), министр предлагает отправлять казахстанское сырье для так называемоего контрактного фракционирования «Октафарме», что позволит «приобретать препараты крови на 25% дешевле их отпускной стоимости».

— Г-н Доскалиев договаривается с фармацевтической компанией, которая работает у нас в республике один год. Количество плазмы для фракционирования должно составлять около 100 тысяч литров, хотя у нас всего 75 тысяч литров производится — значит, больные опять будут зависеть от доноров, от сырья, и мы опять будем сидеть без препаратов, — с горечью заметила президент ассоциации.

Компания «Октафарма», по словам Тамары Рыбаловой, в прошлом году выиграла тендер и поставляла лекарства для детей, при этом в инструкции препарата было противопоказание — детский возраст до 6 лет.

— Когда мы предъявили претензии, инструкцию быстро изменили, — объяснила она. — Но наши дети — не подопытные кролики, чтобы на них вести клинические исследования!

«Это прямое лоббирование «Октафармы» и ничего другого, — привела Тамара Рыбалова мнение фармкомпаний. — Никаких технологий они не передают, и отдавать статус единого поставщика без тендера просто незаконно, это затрагивает интересы как больных, так и врачей, поскольку нарушает право врача выписывать то лекарство, которое больше подходит пациенту. Кроме того, продукция «Октафармы» не подходит детям. Они должны понимать, что международные компании этого не оставят. Это просто беспрецедентно, ни в одной стране этого нет».

Если министр все же задумал построить второй завод, считает президент ассоциации, он и в этом случае обязан провести тендер.

Но, похоже, здоровье народа не приоритет для министра здравоохранения. В своем письме премьеру он пишет: «Реализация вышеуказанных мер позволит Казахстану стать первым государством в постсоветском пространстве, освоившим производство современных препаратов крови, получить колоссальный экономический и политический эффект в новых геополитических реалиях, в свете определенных Главой государства приоритетов по будущему Центральной Азии».

Так и живем: глава государства определяет приоритеты для всего региона, министр — для всего государства, а граждане страны пока умирают без необходимых медикаментов.

Лучше не скажешь!

Президент фонда «Аман-саулык» Бахыт Туменова назвала идею строительства второго завода при недостроенном первом «преступной».

— Мне непонятно, почему министр, который должен заботиться о здоровье народа, вносит предложение, куда еще потратить деньги, — сказала она в интервью нашему корреспонденту. — Меня еще покоробило в его письме премьер-министру, что он говорит о колоссальном политическом эффекте. Главному врачу страны надо думать не о политических эффектах, а о здоровье людей!

…На следующий день после выступления спикеров из ассоциации Министерство здравоохранения распространило «опровержение».

«Министерство здравоохранения заявляет, что представленные ассоциацией инвалидов больных гемофилией сведения о количестве больных гемофилией и нехватке препаратов для их лечения не достоверны», — сказано в информации для прессы.

Как утверждают в Минздраве, закуп препаратов был осуществлен весной 2009 года, а поставка препаратов произведена в июле. Тендерные процедуры для закупа препаратов крови для больных гемофилией начнутся в феврале 2010 года, «на два месяца раньше, чем в прошлом году».

Теперь переведем это на понятный язык. Лекарства, которые больные должны были получать с начала года, дошли к ним в середине. Развозили препараты в самую жару, хотя для них очень важен температурный режим. Взрослым больным, живущим в отдаленных населенных пунктах, выдавали сразу годовой запас — десятки флаконов, и никого не волновало, где они будут его хранить.

Лекарства же для детей, которые вводят в больнице, закончились — об этом прямо заявила на пресс-конференции завотделением 2-й детской горбольницы Ольга Позднухова. Теперь Минздрав обещает провести тендер в феврале. Но также обещали провести его в декабре прошлого года и январе нынешнего. Нужны ли к этому комментарии?

respublika-kaz.info


АФИ Ропивакаина гидрохлорид для производства стерильных лекарственных форм внесена в ГРЛС МЗ РФ