Будущее для фармпроизводств в Петербурге

Будущее для фармпроизводства
Будущее для фармпроизводства

Смольный обещает заманить в Петербург не менее полутора десятков производителей лекарств и сулит им включение в перечень стратегических инвесторов и соответствующие льготы.

На призыв откликнулись двое

Пока построить предприятия в Петербурге согласны две небольшие отечественные фармацевтические компании, объявили на неделе в Смольном. Участки 0,8 га принадлежащие производителю шести оригинальных препаратов и дженериков «Биокаду» оказались малы, и он просит до 6 гектаров в Пушкинском районе Петербурга. Совладелец компании Дмитрий Морозов обещает инвестиций до 20 миллионов долларов «только на первых порах», а производить будет «столько, сколько потребуется». Правда, не сейчас, а через несколько лет – к строительству завода в Петербурга «Биокад» приступит только через полтора года — после того как закончит разработку собственных препаратов.

Второй потенциальный участник фармацевтического кластера – оптовый торговец лекарствами «Герофарм», который хочет создать свое первое производство именно в Петербурге. Он сулит 25 миллионов евро инвестиций и продажи в размере 55 миллионов евро в год. Кроме того, такие же инвестиции обещает и питерская фирма «Полисан» — она обещает в конце 2011 года удвоить уже работающее производство.

Мировая фармацевтическая индустрия делится на три условных сегмента: производство базовых субстанций (сырья для лекарств), оригинальных препаратов и так называемых дженериков – «копий» оригинальных препаратов, у которых закончился патентный срок и их могут производить все желающие. Как говорят специалисты, дженерики не всегда соответствуют качествам оригинала, поэтому врачи недолюбливают дешевые копии, предпочитая им дорогие оригинальные препараты. Именно из-за проблем с качеством отечественных дженериков, а также из-за того, что иностранные компании вкладывают огромные деньги в агрессивное продвижение своей продукции, более чем $16-миллиардный (по итогам 2009 года) рынок российских лекарств на 80 процентов зависит от импорта.

Будут льготы — будут инвестиции

Петербургские чиновники увлечены желанием поломать сразу все рыночные тенденции – они хотят, чтобы в Петербурге делали все, и стоила бы конечная продукция недорого, благодаря городским инвестициям в кластер. Заместитель председателя Комитета по здравоохранению Захар Голант говорит, что город будет фокусироваться на всех сегментах фармрынка, включая выпуск субстанций и не ограничиваясь производством. В Петербурге будут производиться не только дженерики, но и оригинальные препараты, убежден он.

Потенциальные инвесторы его поддерживают: «Герофарм» обещает вывести на рынок от двух до шести собственных разработок, а «Биокад» говорит, что будет развивать опытно-промышленное производство оригинальных лекарств. «Нужно локализовать производство всего, что нужно для индустрии. А еще существует рынок расходных материалов и изделий медицинского назначения», — говорит Голант. Взамен город будет строить объекты инфраструктуры, предоставит налоговые льготы и скидку по уплате земельного налога, добавляет он.

Морозов из «Биокада» верит в план Смольного и считает, что концепция кластерного объединения однотипных производств сократит расходы инвестора на 15 — 40%. Он ждет от городских властей «стимулирующих налоговых инициатив» — льготных ставок аренды, кредитования, субсидирования процентной ставки по займам. Все это в итоге поможет снизить цены на лекарства, надеются чиновники и производители, которые неоднократно повторили мантру «кластер должен выдавать инновационные продукты».

Не все верят, что цены упадут

Некоторое участники рынка сомневаются в том, что все будет именно так. «Вряд ли небольшие фирмы будут делать оригинальные препараты – на разработку одного лекарства нужно 5 — 10 лет и от 500 млн до 1 млрд евро. Все, что появлялось на рынке до сих пор, – это не доведенные в свое время до конца разработки советского времени. Скорее всего, в Петербурге производиться будут дженерики. Со специалистами-разработчиками – беда, их почти не осталось», — говорит сотрудник крупной фармацевтической компании. Он отметил, что в России утрачено производство базовых субстанций – подавляющая доля сырья производится в Китае и Индии, а в Европе такой индустрии почти нет, потому что это очень грязное производство. «Трудно представить, что субстанции могут производиться в таком огромном городе – это противоречит экологическим нормам».

«Очень хорошо, что чиновники решили развивать отрасль и уйти от зависимости от импорта, но цены упадут вряд ли. Российским фирмам придется вкладывать огромные деньги в маркетинг, систему медпредставителей и прочее. Врачи очень консервативны и обычно с подозрением воспринимают новые лекарства, чаще всего их приходится заинтересовывать материально», — отмечает работник одной из производственных компаний.

Евгений НИКИТИН

ИНОСТРАННЫМ ПРОИЗВОДИТЕЛЯМ ЛЕКАРСТВ ПЕТЕРБУРГ НЕ ИНТЕРЕСЕН

Активно взялись за фармацевтический кластер петербургские чиновники после того, как президент объявил о задаче: через 5 лет доля отечественной продукции на лекарственном рынке должна составлять не менее четверти, а к 2020 году – более половины всех препаратов.

Новые фармацевтические предприятия собираются разместить в пяти зонах Петербурга. Сейчас чиновники продвигают одну промзону — «Пушкинскую», ее общая площадь – 36 га, более половины этой территории свободно. «Мы рассчитываем, что фармацевтический кластер в Петербурге будет развиваться в том же направлении, что и автомобильный. Первый этап — размещение на одной или близких друг к другу промышленных территориях производителей фармацевтической продукции. Второй — развитие их кооперации со смежными предприятиями, а также научно-исследовательскими институтами и инновационными компаниями», — говорит Сергей Фивейский, первый зам. председателя КЭРППиТ.

Проектировщики никаких трудностей в возведении производственных строений для фармацевтических фабрик не видят. Да и само строительство здесь не сложное: главное для фармзавода – оборудование. Впрочем, экономисты тоже пока довольно оптимистичны. По мнению аналитика ЗАО ИК «Энергокапитал» Александра Игнатюка, реализация проекта создания фармацевтического кластера не потребует большого объема инвестиций. Строительство одной фармацевтической фабрики оценивается в $0,5 — 20 млн в период 1,5 — 2 года. «Срок окупаемости успешного фармпроекта также достаточно низкий, где-то 4 года», — объясняет он. Таким образом, если что-то и может стать камнем преткновения в создании кластера, то не большие объемы финансирования. Проблема номер один – в привлечении компаний.

В Петербурге их сегодня работает более 20. Но большинство не готово к расширению. Другие работающие в России фармкомпании, не дожидаясь петербургских кластеров, строят свои заводы в других регионах. «Nycomed» озвучил планы постройки завода в Ярославле и к 2014 году обещает наладить полномасштабное производство, Stada приобрела «Нижфарм», «Польские лекарства» завершили год назад слияние с «Акрихином», — рассказывает Анна Бауэр, партнер консалтинговой компании Yappi Group. Таким образом, Петербургу необходимо бороться с другими регионами за фармацевтических инвесторов.

Еще вопрос – какие производства тут будут развиваться «грязные» оберточные или «чистые» инновационные? «В Петербурге, если и построят фармацевтический кластер, то это, скорее всего, будет оберточное производство: фасовка лекарств западных производителей, производство по купленным формулам из импортируемых субстанций. У России нет денег на разработку формул. Это требует миллиардных инвестиций. Вдобавок цикл клинического исследования для создания лекарства, даже аналогового – порядка 10 лет. За эти годы западные фармацевтические компании уйдут далеко вперед. А они и так имеют перед российскими производителями преимущество лет в 20. Не меньше! Сейчас Россия неплохо сама производит различные БАДы и настойки, а отечественные оригинальные лекарства можно по пальцам пересчитать», — говорит Анна Бауэр. — Идея быстрого импортозамещения с точки зрения современного состояния российского фармрынка нереальна».

Вера СВИРИДОВА

Как устроен фармрынок

Продажи лекарственных препаратов делятся на две большие группы – госпитальные и коммерческие. Самые большие обороты и прибыль – именно в госпитальном сегменте, где лекарства приобретаются клиниками в рамках системы государственных закупок. Минусы работы в этой части рынка – большие откаты и «представительские расходы» сотрудников фармкомпаний, а также непрозрачность и закрытость конкурентной среды. В свою очередь, лекарства, продающиеся через аптеки, делятся на безрецептурные (их можно рекламировать) и рецептурные (здесь продажи зависят от внерекламного продвижения — работы медпредставителей с врачами, которая в ближайшее время будет существенно ограничена поправками в законы РФ)

Чем еще поможет государство

Осенью 2009 года Минпромторг России утвердил концепцию «Фарма 2020», которая предполагает, что на рынке России доля продукции отечественного производства к 2020 году должна вырасти до 50% в стоимостном выражении (сейчас менее 20%), причем из них оригинальные инновационные препараты должны составлять 60 процентов в стоимостном выражении. Экспорт из России должен вырасти в 8 раз к 2018 году (кстати, питерские чиновники говорят, что фармкластер должен работать и на внешний рынок).

В России к 2020 году должно выпускаться 50% субстанций, необходимых для производства препаратов. На все это до 2020 года государство собирается выделить 177,6 млрд руб, две трети от которых уйдут на инновации, а остальное — на обучение кадров, инфраструктуру и внедрение мировых производственных стандартов.

«Мы застряли где-то в 50-х годах»

Давид МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ, генеральный директор ООО «Фармэксперт Аналитика и Консалтинг»:
— Есть проблема кадров. Система образования отстала от темпов развития фармацевтической промышленности на многие годы. Я сам в 2003 году заканчивал фармацевтический вуз. Так, на предмете «Технология» нас учили, как готовить таблетки, что с чем смешивать. На современных заводах все это сегодня делают роботы, а не провизоры. Фармацевтика – это самая высокотехнологичная и инновационная отрасль. Она даже обгоняет космические технологии. А наша система образования не соответствует даже концу XX века. Мы застряли где-то в 50-х годах прошлого века. Современные выпускники фармвузов не знают фармакологии, маркетинга, игроков рынка и самого рынка тоже.

Конечно, построить кластеры можно. Вопрос в том, какие препараты будут здесь делать. Если «оберточные», то тогда у нас уже сегодня 49% лекарственных средств на рынке можно считать отечественными. Они производятся в России, но они – квазиотечественные, и прибыль от их реализации генерируется не здесь. А если говорить о препаратах полного цикла, то это очень сложно, поскольку нужно разрабатывать свои формулы, свои препараты. На мировом рынке разработка одного препарата требует до $1 млрд инвестиций. Это дорого, но более перспективно. Если мы хотим стать конкурентоспособными, то нужно делать ставку на препараты именно полного цикла. Для того чтобы чего-то добиться, цель изначально должна быть амбициозной.

Кстати, многие страны вообще отказываются от размещения на своей территории фармпроизводств. Так, например, в США еще в 2007 году был закрыт последний на территории этой страны завод по производству субстанций».

Рынок толстеет

Российский фармацевтический рынок чувствует себя прекрасно. Эксперты в один голос утверждают: в ближайшие годы этот рынок будет развиваться и расти. Так, в 2008 году емкость рынка составила 458 млрд рублей (или $18,4 млрд), что на 25% больше, чем в 2007 году. По прогнозам DSM Group, в 2009 году она должна была достигнуть 545 млрд рублей. А в 2010-м – 603 млрд рублей.
В среднем в России в год потребляется 4,4 млрд упаковок лекарственных средств.

Российский рынок лекарств с учетом локального производства
72% — импортные препараты локального производства
7% — импортные препараты локального производства
21% — отечественные препараты
Источник: DSM Group

Gorod 812

ПОДЕЛИТЬСЯ