Фармотрасли необходимы специалисты

Дмитрий Ефимов
Дмитрий Ефимов

Длительное отсутствие финансирования фундаментальной науки привело к тому, что большинство талантливых учёных покинуло страну, и за последние годы в России было разработано очень мало новых препаратов. ОАО «Нижфарм» в составе группы компаний STADA готово поддержать прикладные российские исследования по новым лекарственным средствам, говорит его генеральный директор Дмитрий Ефимов.

Как Вы можете оценить ход реализации стратегии «Фарма-2020»? Что, на Ваш взгляд, конструктивного уже сделано?

– Стратегия «Фарма-2020» была принята в конце 2009 года. Полгода – слишком маленький срок для того, чтобы объективно оценить ход её реализации, тем более, чтобы подводить какие-либо итоги. Основные положения стратегии сейчас находятся в стадии активной проработки, в том числе путём модернизации законодательной базы. Важным итогом проделанной работы можно считать принятие закона «Об обращении лекарственных средств», в котором содержатся определённые законодательные инициативы, отвечающие духу и основным положениям стратегии. В частности, закон снимает ограничения для потенциальных экспортёров фармацевтической продукции. Также сделаны шаги и по внедрению стандартов GMP. В законе появилась норма, которая прямо указывает на то, что соответствие GMP станет непременным условием существования фармпроизводств в России. Установлен срок обязательного внедрения нового стандарта на предприятиях, и созданы предпосылки для ускорения данного процесса. Для видимых изменений ситуации на рынке в результате реализации большей части положений стратегии требуется как минимум несколько лет.

Как ваша компания участвует в реализации «Фармы-2020»?

– Любая отраслевая стратегия – это, по сути, совокупность стратегий субъектов этой отрасли. Мы понимаем, что стратегия отрасли в принятом её виде не противоречит нашей собственной корпоративной стратегии и в части развития инноваций, расширения экспорта, и, в принципе, увеличения доли российского производства. Поэтому для реализации основных положений «Фармы-2020» нашей компании ничего сверхъестественного предпринимать не нужно. Мы будем продолжать также активно работать и уделять приоритетное внимание тем направлениям деятельности, что и раньше. Принятая стратегия создаёт благоприятный фон для дальнейшего развития и нашего холдинга, и других компаний, работающих на фармрынке.

Как Вы считаете, нужна ли России собственная фармацевтическая промышленность?

– Если есть желание развивать фармотрасль и существуют компании, которые готовы работать и производить лекарственные средства, значит ответ сам по себе очевиден. Безусловно, нужна. В России созданы хорошие предпосылки для того, чтобы фармацевтическая промышленность существовала и развивалась. Со времён Советского Союза сохранился некоторый научно-исследовательский и производственный потенциал, хотя не такой высокий, как прежде, но, тем не менее, он есть. Поэтому нет необходимости начинать реставрацию фармотрасли с нуля.

Помимо этого необходимо учитывать такое понятие, как «государственная лекарственная безопасность», и с этой точки зрения есть целый ряд препаратов, производить которые на территории государства критически важно. Это те лекарства, которые используются для лечения социально значимых заболеваний, таких как туберкулёз, вирусные гепатиты, сахарный диабет, заболевания сердечно-сосудистой системы и другие. Их производство, безусловно, должно быть в достаточном количестве локализовано на территории России.

Внедряете ли вы инновационные разработки? Какие проблемы встают на этом пути?

– Мы не специализируемся на разработке оригинальных молекул и принципиально новых химических соединений. В наших составах в основном используются известные молекулы. Тем не менее, в рамках своей компетенции мы стараемся искать возможности для инноваций. Если взять, к примеру, наши продукты – «Витапрост», «Фунготербин», «Хондроксид», – в каждом из них есть определённые инновационные решения, которые, во-первых, позволяют нам защитить их состав патентом, во-вторых, несут в себе некую добавленную ценность, удобство для потребителя. Если говорить о принципиально новых молекулах, то такие препараты у нас есть, но мы не разрабатываем их сами, а прибегаем к взаимовыгодному сотрудничеству с авторскими коллективами и научно-исследовательскими лабораториями. Яркий пример – оригинальное средство «Алломедин», полностью созданное отечественными учёными лаборатории биофармакологии СПбГУ и выпускаемое с 2005 года.

К сожалению, в нашей работе мы часто сталкиваемся с тем, чтопредлагаемые российскими учёными проекты плохо структурированы, что значительно затрудняет оценку их значимости и перспектив.

Как Вы оцениваете научно-технический потенциал российской науки в фармотрасли?

– Оцениваю достаточно скромно в силу объективных экономических реалий постсоветского периода развития России. Продолжительное отсутствие финансирования фундаментальной науки привело к тому, что большинство действительно талантливых учёных покинуло страну. За последние годы в России было разработано чрезвычайно мало реально инновационных препаратов.

Есть ли дефицит специалистов в фармотрасли?

– Безусловно, мы ощущаем определённый дефицит специалистов в отрасли. В основном в сфере разработок. Считаю, что в дальнейшем, учитывая желание многих иностранных фармкомпаний локализовать производственные мощности на территории России, спрос на специалистов в фармотрасли вырастет во много раз. И это при том, что цикл подготовки квалифицированного сотрудника гораздо дольше, чем время, необходимое на строительство производственной площадки. Новый завод можно возвести за два с половиной года. Подготовка профессионала займёт пять лет – это касается непосредственно обучения и последующей адаптации для работы на современном фармпроизводстве. Надеюсь, что создаваемые в рамках фармкластеров учебные центры будут способствовать увеличению количества профессионалов в отрасли.

Наука и технологии России

ПОДЕЛИТЬСЯ