Teva – мировой лидер производства дженериков

Teva – мировой лидер производства дженериков
Teva – мировой лидер производства дженериков

Создание условий для качественного и доступного медицинского обслуживания — задача, имеющая первостепенное значение для государства. Не случайно на федеральном уровне было заявлено о необходимости обратить особое внимание на цены лекарственных препаратов в регионах. Но сдерживание затрат на здравоохранение — задача не из простых, при этом существует альтернативный путь, позволяющий предлагать потребителям качественные и доступные медицинские препараты. Продвижением на рынок таких медицинских средств занимается израильская компания Teva.

Путь этот состоит в производстве дженериков. В России только начинают приходить к пониманию того, что такое генерические препараты. Прежде чем раскрыть значение этого термина, важно отметить, что большинство существующих лекарств защищены патентом, срок которого, как правило, истекает через 20 лет. После этого юридически разрешено их копирование, или воспроизведение. Препараты, имеющие полностью идентичную формулу, называются дженериками. Разница между ними и оригиналом может состоять в форме упаковки, цвете препарата, вкусовых добавках, никоим образом не влияющих на эффект их действия. При этом стоят они значительно дешевле. Производство дженериков во многих странах находится под патронажем государства, поскольку является эффективным инструментом для обеспечения доступности качественного лекарственного обеспечения в конкретной стране или регионе.

Основанная более 100 лет назад на территории современного Израиля фармацевтическая компания Teva сегодня — мировой лидер среди производителей генерических лекарственных средств и входит в число 15 крупнейших международных фармацевтических производителей.

Помимо широкого выбора высококачественных дженериков  в таких областях, как кардиология, пульмонология, онкология, неврология и др., перечень лекарственных средств Teva включает и ряд инновационных препаратов, среди которых Копаксон® (глатирамера ацетат) — препарат для комплексного лечения рассеянного склероза и Азилект® — новое средство для лечения болезни Паркинсона.

Продукция Teva распространяется в 80 странах мира, при этом более 80 % всех продаж приходится на страны Северной Америки и Европы. Научно-производственная база компании включает 44 завода по производству готовых лекарственных форм, 18 предприятий по производству химических субстанций и 15 научно-исследовательских центров. Качество производства на предприятиях компании соответствует строгим стандартам и требованиям FDA, а также других национальных организаций здравоохранения.
В декабре 2008 года в состав Группы компаний Teva вошла корпорация Barr. В марте 2010 года Teva заключила соглашение о приобретении компании Ratiopharm. В случае одобрения сделки слияние с Ratiopharm еще больше укрепит мировое лидерство Teva в дженериковом сегменте, а также позволит ей стать крупнейшим производителем дженериков в Европе.

«Для нашей компании развитие в России — это действительно одна из приоритетных задач. Рынок вашей страны обладает редкими характеристиками в глазах мировых производителей дженериков, — подчеркивает президент и исполнительный директор Teva Шломо Янай. — Для компании Teva Россия — уникальная страна, очень большая, с высоким уровнем медицины, но при этом со сравнительно небольшой долей небрендированных дженериков на внутреннем рынке. Такой комбинации факторов не встретишь больше нигде в мире. Так что, я рассчитываю, у нашей компании здесь — большое будущее».

В России Teva работает c 1995 года и за эти 15 лет продемонстрировала колоссальный рост: компания входит в ТОП-10 фармпроизводителей на отечественном рынке, а непосредственно в дженериковом сегменте — в ТОП-5. Сегодня ее продуктовый портфель насчитывает более 100 различных препаратов в таких областях, как кардиология, пульмонология, неврология, психиатрия, остеопороз, эндокринология, инфекционные заболевания, гастроэнтерология, онкология и др.

«Успех компании в России прежде всего объясняется умением вовремя выявлять новые возможности, появляющиеся на рынке, — говорит генеральный директор ООО «Тева» Д. В. Четвериков. — Teva была одной из первых, кто в 2005 году поддержал введение государственной системы льготного лекарственного обеспечения. Сегодня среди дженериковых производителей компания является лидером в этом сегменте. Так, например, в далеком 1998 году Копаксон стартовал в России с продажами чуть более полумиллиона долларов в год. Сегодня препарат включен в национальную государственную программу «7 нозологий», его годовые продажи составляют почти 70 млн долларов и он занимает самую большую долю рынка в сегменте рассеянного склероза. Это означает, что значительное количество больных, страдающих тяжелым недугом, получили доступ к инновационному высокоэффективному средству. Кроме того, компанию отличает уникальная сбалансированная модель бизнеса, которая обеспечивает ей присутствие во всех ключевых сегментах рынка, а следовательно, дает стабильность и открывает возможности для дальнейшего развития, что особенно важно в условиях реформирования россиийской системы здравоохранения и финансового кризиса».

Особенностью компании Teva, кстати, является и то, что продажи на территории страны происхождения составляют всего 4 процента от общего оборота. «Поэтому правильнее было бы нас называть израильской глобальной компанией, — говорит господин Янай. — Конечно, мы считаемся крупным налогоплательщиком в Израиле. Но мы также платим серьезные налоги во всех странах, где работаем: в США, Европе и России».

Увеличение численности населения, продолжительности жизни, рост экономик развивающихся стран усилит давление на национальные бюджеты, а затраты на здравоохранение при использовании исключительно оригинальных препаратов могут «съесть» национальные бюджеты целого ряда стран. Понятно, что в такой ситуации у страховых организаций, у различных фондов возникнет стремление заменять оригинальные препараты на качественные дженерики. Такого рода замена позволит за те же денежные средства предоставить качественную помощь значительно большему числу больных и сэкономленные средства перенаправлять в другие сферы, к примеру, на развитие госпитального сектора. Такая стратегия давно взята на вооружение государственными органами индустриальных стран, в том числе и самых богатых (США) при закупке лекарств для общественного сектора, например, для нужд армии. В частном секторе многих стран дженерики закупаются в больших объемах для крупных больниц, сетевых аптек и т. п. Этого взгляда придерживается ВОЗ.

В некоторых странах увеличение доли рынка дженериковых препаратов уже является частью национальной стратегии. В качестве примера господин Янай привел Японию. «Это второй по величине фармрынок в мире. Здесь огромный бюджет на здравоохранение. Но два года назад японское правительство приняло решение об увеличении доли дженериков в стране с 17–19 до 30 процентов к 2012 году. Безусловно, эти меры предполагают создание определенных стимулов, которые будут способствовать выведению потребления дженериков на столь высокий уровень. Мы провели расчеты: если задуманное воплотится в жизнь, правительство Японии сможет сэкономить на затратах на лекарственное обеспечение до 10 миллиардов долларов в год только за счет замещения оригинальных препаратов дженериками. Если правительство Японии увеличит долю дженериков на внутристрановом рынке до 50 процентов, это позволит экономить до 25 миллиардов долларов в год».

Поэтому государства крайне заинтересованы в производстве эффективных и одновременно доступных для населения дженериков. Сегодня в большинстве промышленно развитых стран применение воспроизведенных препаратов стимулируется на государственном уровне при обязательном соблюдении патентных прав производителей оригинальных лекарственных средств.

Помимо ценовой доступности дженерики обладают целым рядом дополнительных достоинств. Эти препараты хорошо изучены с точки зрения эффективности и безопасности. Благодаря им у врачей и пациентов имеется возможность выбора лекарственной помощи, включая высокотехнологичную. Кроме того, само присутствие дженериков на рынке является одним из факторов, заставляющих компании, производящие оригинальные препараты, активнее внедрять новые перспективные разработки.

В структуре Teva есть не только производство дженериков, но и развивающийся портфель инновационных препаратов, а также бизнес по производству активных ингредиентов, или субстанций. Ставка, которую компания сделала на производство активных ингредиентов и инновационных препаратов, вполне серьезная. Например, продажа выпускаемых субстанций обеспечивает ей около 5 процентов дохода. В то же время потенциал у этого бизнеса значительно выше.

Уже более четверти века Teva держит курс на создание качественных лекарств, доступных пациентам. В рамках этой стратегии компания ежегодно осуществляет многомиллионные инвестиции в модернизацию производства, направленную на уменьшение производственных затрат и на повышение уровня контроля качества продукции. Все производственные предприятия компании, а это 44 завода по производству лекарственных средств в США, Израиле и Европе, имеют сертификаты GMP, регулярно проходят аттестацию FDA и европейских комиссий по надзору за качеством. Высокий уровень качества продукции Teva объясняется также и тем, что большая часть продуктового портфеля компании производится из собственных субстанций, что позволяет обеспечить контроль качества на всех этапах производства.

В планах компании — значительное увеличение портфеля препаратов собственного выпуска и, конечно, дальнейшее расширение бизнеса в России. Речь также идет о создании собственного производства за счет локальных приобретений или строительства завода. Teva динамично развивается и постоянно ищет новые возможности, чтобы сделать качественное лечение доступным для как можно большего числа российских пациентов.

«Бюджет»

ПОДЕЛИТЬСЯ