Фармасинтез создает кластер в Иркутске своими силами

Новый «прорывной» противотуберкулёзный препарат – перхлозон – поступит в продажу в 2013 году. Регистрация совместной разработки иркутских учёных и ОАО «Фармасинтез», развивающего сразу несколько своих площадок в регионе, позволила экспертам говорить о формировании в Приангарье «как бы мини-фармкластера», хотя пока это похоже, скорее, на «стихийное взаимодействие его потенциальных участников».

Препарат Перхлозон
Препарат Перхлозон

Сколько-нибудь внятной стратегии по созданию полноценного биофармкластера региональное правительство до сих пор не представило, оставив прошлогоднюю попытку получить на эту цель федеральные деньги. В итоге Иркутской области нет в программах правительства РФ даже в условно поддерживаемых кластерах.

Каждый понимает что-то своё

Слово «биофармкластер» у людей, причастных к попыткам его создать в Иркутской области, вызывает воспоминания 2005 года – тогда идея начала обсуждаться. Правда, в то время, как и сейчас, было не совсем понятно, что имеется в виду под названием новой структуры. Потенциально в неё могли бы войти пять наиболее крупных из действующих предприятий области: ОАО «Фармасинтез», ОАО «Усолье-Сибирский химфармзавод», Иркутское предприятие по производству иммунобиологических препаратов (филиал ФГУ НПО «Микроген»), ООО «НП «Пуск» и «Сольвей-Байкал». Однако в начале обсуждения надежды отрасли были связаны в основном с Восточно-Сибирским комбинатом биотехнологий (Ростехнологии) в Тулуне, который должен был производить биологически активные компоненты для фармацевтики, но, несмотря на громкие анонсы, так и не был запущен.

«Под фармкластером каждый в нашей стране подразумевает что-то своё. Им могут называть всё что угодно – от вузовского комплекса или НИИ до отдельного предприятия, – подчеркнул зампредседателя комитета Госдумы по охране здоровья академик РАМН Сергей Колесников, лоббировавший проект кластера в Иркутской области, – но классически это, как правило, территориальное объединение фармацевтической, химической, биотехнологической и медицинской науки, испытаний лекарств, их производства и подготовки кадров для этих секторов».

Такому союзу НИИ, вузов и предприятий должна сопутствовать поддержка властей в вопросах логистики и рынков.

«Может быть, определение выглядит очень длинно, но отражает суть дела в идеальном варианте», – добавляет депутат.

Лечению не поддаётся

На предприятии Фармасинтез
На предприятии Фармасинтез

«Идеального варианта» в регионе пока не получается. За время, пока муссируется тема, на некоторых территориях фармацевтические кластеры уже созданы и работают, ближайший к Иркутску – в Томске, говорит директор по научно-исследовательской работе и инновациям ОАО «Фармасинтез» Александр Гущин. По его словам, в Приангарье такие попытки тоже предпринимались.

«Мы давали свои предложения, участвовали во всех заседаниях, делали расчёты, но это ничем не завершилось», – отметил он. 

Оживить идею биофармкластера в регионе попытались в 2011 году. Весной Усолье-Сибирский химфармзавод (принадлежит лекарственному дистрибутору ЗАО «СИА Интернейшнл») посетил генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона (Внешэкономбанк) Геннадий Алексеев. Он назвал химико-фармацевтический кластер в Усолье «одним из важнейших комплексных инвестиционных проектов, который будет устойчив с точки зрения бизнеса и рисков». Предполагалось, что ВЭБ поучаствует в его реализации деньгами. Проект по производству препаратов для лечения онкологических заболеваний одобрил и инвестиционный совет при региональном правительстве, но дальше дело не пошло. Генеральный директор «Усольехимфарма» Евгений Голятин ограничился заявлением «Конкуренту», что «никакого движения по этой теме нет».

Пролетели над программой

Возможность получить финансирование из федерального бюджета для Иркутской области тоже прошла мимо, вспоминает заместитель директора Иркутского института химии им. А. Е. Фаворского СО РАН Валерий Станкевич. В прошлом году федеральный центр объявил конкурс на создание фармкластеров по России. На тендер Приангарье решило подать заявку.

«По этому поводу было большое заседание в «Сером доме», проводил его Нечаев [Виктор Нечаев – бывший министр науки, информатизации и новых технологий Иркутской области], – говорит Станкевич, – но поскольку всё было очень сумбурно и поздно (региональное правительство слишком поздно узнало о конкурсе), то заявка была составлена так, что мы по конкурсу не прошли».

Позже объявили, будто это был лишь первый этап и что в 2012–2013 годах состоится подобный конкурс.

«С тех пор больше ничего, – отмечает учёный. – Ведь надо постоянно заниматься этим вопросом на уровне правительства, а там периодически всё меняется».

В итоге Иркутская область не попала в перечень из 25 инновационных территориальных кластеров, определённых правительством РФ. Среди соседей Приангарья по СФО, оказавшихся в списке, Красноярский край, Кемеровская, Новосибирская, Томская области и Алтай. Впоследствии регион не был прописан и в государственной программе «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности на 2013–2020 годы», предусматривающей финансирование на сумму более 100 млрд. рублей.

«Нас там нет даже в условно поддерживаемых кластерах, поскольку предыдущим правительством области требуемые документы представлены не были», – отмечает Сергей Колесников

При этом в минэкономразвития Иркутской области на вопросы о формировании кластера и существовании программных документов по данной теме «Конкуренту» сообщили, что «развитие кластеров – это одно из условий повышения конкурентоспособности экономики и интенсификации механизмов частно-государственного партнёрства». «Формирующийся фармацевтический кластер Иркутской области представляет собой научно-производственный комплекс, деятельность которого будет направлена на реализацию проектов по созданию и внедрению производства продукции химико-фармацевтической направленности, имеющей инновационную составляющую, – ответили в министерстве. – Безусловно, в настоящее время основой кластера являются действующие производства. В дальнейшем объединение предприятий нацелено на создание полных технологических цепочек производства конечной продукции, обеспечивающих создание высокой добавленной стоимости».

«Такое содружество существует»

Гущин Александр Сергеевич
Гущин Александр Сергеевич

Пока власти «формируют» и «на-правляют», кластер стал создаваться «снизу», силами самих предприятий и других его участников.

«Вне зависимости от того, что мы официально не называемся кластером, у нас в Иркутске такое содружество существует благодаря тому, что мы открыты для всего нового, – уверен Александр Гущин из «Фармасинтеза». – Хотят власти или нет, мы давно свою линию ведём и фактически создаём кластер. Если бы ждали решения властей, то сидели бы и не работали». Гущин добавил, что сейчас «компания не включена в процесс обсуждения этого вопроса».

Производитель ведёт совместную работу с тремя НИИ и одним вузом: Иркутским институтом химии СО РАН, Научным центром реконструктивной и восстановительной хирургии СО РАМН, СИФИБР СО РАН и Ангарской технической академией. «Сотрудничаем довольно успешно, финансируем совместные работы, сами участвуем в исследованиях», – пояснил Гущин. В 2012 году компания вложила в научную разработку новых лекарств более 100 млн. рублей. В регистрацию препаратов – около 400 млн. рублей.

Сейчас «Фармасинтез» разрабатывает три оригинальных препарата совместно с научными центрами Иркутской области. Параллельно регистрируется одно оригинальное лекарство и около 50 «дженериков» (воспроизведение оригинального препарата).

«Мы планируем наращивать объём инвестиций по данному направлению. С этим проблем нет: собственник приветствует разработку инновационных препаратов», – отметил Гущин. Он уточнил, что предприятие в прошлом году получило 4 млн. рублей на покупку оборудования. 

«Пионером кластерного развития» «Фармасинтез» считают и в областном правительстве. «Компания специализируется на выпуске противотуберкулёзных препаратов, расширяет производственную базу: к концу 2012 года будет запущен третий завод на территории Иркутской области, а к 2014-му планируется расширить специализацию: добавить выпуск препаратов для борьбы с ВИЧ-инфекцией и онкологическими заболеваниями», – рапортуют в минэкономразвития.

Надо отдать должное руководству «Фармасинтеза», считает депутат Колесников: «Они формируют как бы мини-кластер в Иркутске и Братске на базе своего предприятия, ИНЦ СО РАН, центров Российской академии медицинских наук и химиков Братска». В общем, заключает он, «у нас в области есть всё, кроме поддержки властей».

Темпы развития или гибели

Тем не менее инициативы одного предприятия для создания целого фармацевтического кластера пока мало, полагают собеседники «Конкурента». «Я бы не осмелился сказать, что кластер формируется в полном смысле, – говорит Колесников. – Есть стихийное взаимодействие различных потенциальных участников возможного объединения». Опыт других территорий, по его словам, показывает, что пока не будет сформирована «боевая единица» – рабочая группа и дирекция кластера в региональной или городской администрации, дело вперёд не двинется.

«Темп развития или гибели фармпроизводств напрямую зависит от поддержки областных и отчасти федеральных властей. Потому что центр реагирует только на региональное руководство, – пояснил парламентарий. – Кроме того, наша фармпромышленность (в отличие от отрасли западных стран) пока не накопила и не имеет достаточно ресурсов для развития».

С Колесниковым солидарен Станкевич: предприятия своими силами не обойдутся.

«Кластеры создаются на базе всего региона или даже нескольких. Знаю, что в Алтайском кластере участвуют несколько территорий, потому что он требует серьёзных вложений, – говорит учёный. – Испытания препаратов – удовольствие не только дорогое, но и длительное. В мире каждый год регистрируется не больше 20–25 лекарственных препаратов. А в Иркутске и того меньше: перед перхлозоном был ацизол, который зарегистрировали в 2006 году. Правда, производится он в Москве».

В целом по конкретным препаратам исследования в регионе возможны, считает Станкевич, но построить сразу несколько предприятий, чтобы они работали в одной цепочке, – это маловероятно. Для этого всё-таки нужны налоговые льготы, адресная поддержка.

«Преференции и инвестиции – обязательные условия для формирования такого кластера, – резюмировал он. – Мы готовы участвовать в проекте, но нужно объединяющее начало. Вот, например, разрабатывается программа по нефтегазовому комплексу на уровне губернатора. Такой же документ должен появиться для фармкластера». 

Льготы могут быть самыми разными: выделение участков под строительство новых производств, подготовка инфраструктуры (подведение дорог, воды, канализации, электричества), гарантия и погашение части кредитов под создание рабочих мест, льготы по налогам на имущество и землю, прямые инвестиции через венчурные и другие фонды, гарантии многолетней закупки части произведённой продукции и тому подобное. Если в области всё-таки заработает особая экономическая зона, эти преференции существенно расширятся (операции в таможенной зоне, льготы по налогу на прибыль, освобождение от НДС), отметил Колесников. Он добавил, что, если «Фармасинтез» срочно не поддержать, он будет искать (и уже ищет) другие площадки.

«Очень доволен руководитель Петербургского фармкластера Захар Голант, что «Фармасинтез» стал якорным предприятием этого кластера. А для Иркутской области это потеря налоговых доходов», – рассказал депутат.

Однако, по его мнению, перспективы у региона остаются, в частности, по развитию производства лекарственных субстанций на «Усольехимфарме», противотуберкулёзных препаратов на «Фармасинтезе», а также антисептиков и биоцидов нового поколения.

Автор: Лариса Шелехова

Источник: usolie.info


ПОДЕЛИТЬСЯ