ЮНИТЭЙД заинтересована в сотрудничестве с Россией

23.10.2013 |
0
433

Россия выходит на глобальный рынок лекарственных средств и сможет обеспечивать препаратами десятки стран. Такую возможность предоставляет подключение к ЮНИТЭЙД — агентству ООН при ВОЗ, которое инвестирует средства в закупку препаратов для лечения малярии, туберкулёза, ВИЧ и других опасных инфекций в развивающихся странах.

Дени Брун
Дени Брун

Обычная процедура выхода на рынки других стран требует регистрации препарата в каждой стране отдельно и занимает от нескольких месяцев до нескольких лет. Но если ВОЗ признаёт препарат соответствующим международным стандартам качества и рекомендует его к применению в странах третьего мира, то регистрировать его в каждой стране уже не нужно.

ЮНИТЭЙД заинтересована в сотрудничестве с Россией, поскольку в нашей стране есть фармфирмы, которые производят лекарства для лечения и диагностики туберкулёза и других опасных инфекций. Россия сможет влиять на распределение грантов ЮНИТЭЙД, составляющих 300 млн долларов ежегодно. Для российских компаний, имеющих в своём портфеле готовые препараты и новые разработки, но, как правило, не имеющих средств на их продвижение, такое предложение весьма привлекательно.

О том, почему Россия должна быть в ЮНИТЭЙД, в интервью «Однако» рассказывает Дени Брун, исполнительный директор ЮНИТЭЙД.

 Как давно ведутся переговоры с Россией? На каком этапе они сейчас?

 В течение последнего года мы ведём переговоры с российскими представителями, и главная цель состоит в том, чтобы Россия стала членом ЮНИТЭЙД. В настоящее время членами ЮНИТЭЙД являются 28 стран, включая 16 стан-доноров (развитые страны, которые платят взносы — прим. ред.), и мы хотим, чтобы Россия стала не просто членом, а именно контибутирующим членом (донором — прим. ред.).

 В рамках ЮНИТЭЙД Россия будет продавать свои лекарства на мировом рынке?

 Если российский препарат пройдёт процедуру предварительной квалификации (пре-квалификацию), то сможет продаваться во всех развивающихся странах (фактически препарат должен быть выпущен на производстве, сертифицированном по GMP — прим. ред.). После процедуры регистрации препарата российские компании получают возможность продавать зарегистрированный препарат, например, сразу во всех 54 странах Африки, не регистрируя препарат в каждой из них. Сейчас российские компании реализуют свои препараты в самой России, Украине и других странах СНГ. Это только 15% от всего рынка лекарств от туберкулёза. Пройдя пре-квалификацию, компания может получить доступ к остальным 85% рынка и из локального игрока стать глобальным.

— Как в рамках ЮНИТЭЙД Россия сможет влиять на конкретные решения по поставкам лекарств?

 Допустим, у нас появится новый препарат для лечения туберкулёза с множественной лекарственной устойчивостью, и мы будем вести переговоры с производителем на предмет оптимальной цены данного препарата. Затем на основе этих переговоров заявим препарат в 15 странах для начала. А для того, чтобы выбрать эти 15 стран, мы можем обратиться к России и по её рекомендации включить в перечень страны СНГ. Полагаю, что в наших контактах со странами СНГ Россия будет играть решающую роль.

 В чём привлекательность России как донора?

 Россия и её роль как лидера на международной арене становится всё более значимой. Хочу отметить, что это лидерство не только политическое, но лидерство в сфере здравоохранения. Россия стала тем, что мы сейчас называем «новым донором», и за последние 4–5 лет российское донорство принимает всё более значимые формы. Очевидно, что ЮНИТЭЙД является той организацией, через которую можно использовать и распространять инновационные механизмы российского донорства на международной арене.

Я также думаю, что подобное сотрудничество между Россией и ЮНИТЭЙД позволит людям в странах СНГ получить больший доступ к качественным лекарствам. А с точки зрения бизнеса, поможет российским компаниям выйти на глобальный рынок.

 Какова ваша оценка тех стандартов GMP, которые приняты в России и должны начать действовать с 2014 года?

 Они соответствуют международным. Правда, потребуется какое-то время для того, чтобы российские компании смогли адаптироваться к ним, поэтому пока они должны проходить через пре-квалификацию. Тем не менее, я считаю, что через какое-то время процесс пре-квалификации будет не нужен для российских компаний. Для выхода российского препарата на мировой рынок достаточно будет лишь сертифицировать лекарство.

Обозреватель: Инга Токманцева

Источник: Однако


ПОДЕЛИТЬСЯ