Нам не нужны преференции, нам нужна понятная и открытая система доступа на рынок

Алексей Чекалов
Алексей Чекалов

Дуэль генерального директора Denis Pharmagroup VS Александра Фридмана и директора департамента стратегического маркетинга компании «Сотекс» Алексея Чекалова, состоявшаяся в рамках особого мероприятия IPhEB&CPhI Russia 2014 «К барьеру!», привлекла особый интерес слушателей. И неспроста…

Сама тема — «Эффективные маркетинговые проекты фарминдустрии. Лекарства для россиян: здесь или сейчас?» — поставлена достаточно остро, а спикеры известны своим профессионализмом. Модератор диспута, сопредседатель РАФМ, преподаватель ВШЭ и ШФМ Герман Иноземцев задал температуру дискуссии традиционным вопросом: «Как нам обустроить Россию? Как найти баланс между желанием россиян лечиться качественными импортными средствами и стремлением власти построить собственную фарминдустрию?». По мнению Александра Фридмана, баланс не могут найти ни власти, ни участники рынка, ни граждане.

«Многие годы соотношение отечественных и импортных лекарств остается на уровне 25 х 75, — утверждает он. – А в СССР он был 95 на 5. Куда все делось? Я сторонник развития российского фармацевтического рынка, но не вижу способа достичь поставленных в стратегии «Фарма-2020» целей».

«Ну, как же? – вступил в дискуссию Алексей Чекалов. — Есть российские компании, которые являются пионерами в лечении сложных заболеваний и к их разработкам присматриваются и из Европы, и из Америки. У нас есть ростки, которые пробились сквозь асфальт. Мы обязательно создадим свою продукцию и свои методы лечения и тезисы «Фарма-2020» будут выполнены».

Наиболее острый спор возник по вопросу, кого считать российским производителем. Являются ли таковыми известные мировые производители, построившие заводы в России? Можно ли считать производителями тех, кто только упаковывает лекарства на нашей территории?

Александр Фридман стоял на том, что производитель – это тот, кто на территории страны выпускает продукт, а не просто упаковывает его, вне зависимости от того, мировой это бренд или нет. Оппонент же его считал, что главным критерием должны выступать деньги. Неважно, реальное ли производство, или упаковка, но если деньги остаются в России, то это наш, родной производитель. «Главное – где остается маржа», — подчеркнул он.

В конечном итоге оба спикера раскритиковали отечественную систему регистрации лекарственных препаратов. В России она занимает не месяцы, годы. А по мнению Алексея Чекалова, не должна превышать 6 месяцев. «Я недавно вернулся из Грузии, — поделился Александр Фридман, — срок регистрации любого препарата там – 3 месяца. Более того, если вы подали заявку, а чиновники ее потеряли, то ровно через 3 месяца вы можете начинать торговать своим препаратом в этой стране. Они только извинятся и выдадут все необходимые документы».

«У нас же чинят  препятствия на каждом шагу, — подхватил Алексей Чекалов. — Институт стволовых клеток создал новый метод лечения ишемической болезни конечностей – генноинженерный препарат заживления костей. В России, где ежегодно ампутируют до 50 000 конечностей, препарат, прошедший все необходимые клинические испытания, несколько месяцев не может получить регистрацию. Уже подготовлен к регистрации в Америке. И вполне может быть, что там процесс займет меньше времени. Ну, почему российские дженерики регистрируются дольше, чем импортные препараты? – задался он вопросом и заявил: «».