Эксперт: Давление товарной массы на фармрынок увеличилось, а сам рынок сжался

Завышенные ожидания фармпроизводителей по динамике продаж на российском розничном рынке привели к появлению избыточных товарных запасов у некоторых дистрибьюторов в начале 2018 года. С этим борются по-разному: кто-то старается убедить производителей скорректировать план продаж, кто-то отказывается от бонусов за объем.

По оценке гендиректора RNC Pharma Николая Беспалова, «значительный объем» товарных остатков скопился на разных этапах товаропроводящей цепочки.

Замедлилась средняя оборачиваемость товарного запаса, и в итоге рынок перегружен товаром в среднем на два-три месяца вперед, признает коммерческий директор ЦВ «Протек» Борис Попов.

Если несколько лет назад средний запас продавался за 21–27 дней, то сейчас требуется от 35 дней, подтверждает директор по развитию ФК «Пульс» Сергей Еськин. «Давление товарной массы на рынок увеличилось, а сам рынок сжался», – резюмирует он.

К затовариванию привело перепроизводство фармпродукции, возникшее в результате завышенных ожиданий роста российского фармрынка. На деле же фармрынок стагнирует из-за снижения покупательной способности, средней стоимости упаковки, перечисляет Попов. А многие производители, по его оценке, поставили двузначный целевой прирост на 2018 год, и под них забюджетировали расходы на продвижение.

У «Протека» товарный запас вырос в конце 2017 года на ожиданиях сезонного роста продаж и последовательно снижался в течение I квартала 2018 года, говорит Попов. Сейчас остатки у «Протека» превышены по отдельным сезонным группам товара.

«Но мы находим с большинством производителей решение по снижению запасов и/или пролонгации сроков оплаты в случае замедления продаж на рынке», – отметил Попов.

В начале 2018 года у «Фармкомплекта» была проблема с избытками складских запасов, сейчас она остро не стоит, говорят в компании.

У «Пульса» товарные запасы, по словам Еськина, «не критичны».

«Фармкомплект», по признанию совладельца компании Юрия Гайсинского, с начала 2018 года старается не брать лишние объемы у производителей, что помогло разгрузить склады.

«Дистрибьюторы все менее охотно соглашаются на увеличенные товарные остатки, а некоторые и вовсе пытаются отказаться от таких практик даже за очень большие скидки, – признает Андрей Обручников, директор по коммерции и логистике Takeda. – Это оздоравливает ситуацию, но при выводе новинок или сезонном спросе может добавить даже разумным производителям трудности».

В этих условиях в Takeda, по его словам, наладили работу с несетевой розницей.

«Из-за непредсказуемости спроса в рознице рассчитываться с поставщиком за еще не проданный товар приходится с помощью банковских кредитов. А товар, пока лежит на складе, стареет», – сетует Сергей Еськин из «Пульса».

В «Протеке» предупреждают, что перепроизводство и затоваривание влечет за собой «переливы» [оптовая перепродажа товара аптечными сетями] и может привести «к серии тяжелых банкротств участников товаропроводящей цепочки».

В январе 2018 года суд по требованию кредиторов ввел процедуру наблюдения в ЗАО «Роста»: раньше компания уверенно занимала верхние строчки в рейтингах фармдистрибьюторов, владела собственным производством и аптечными сетями.