Что же влечет за собой криптозащита маркировки препаратов?

криптозащита маркировки препаратовМинистр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила, что цены на лекарства в связи с возможным введением криптозащиты маркировки препаратов повысятся незначительно, но конкретных цифр не назвала, сообщает Интерфакс.

«Наши расчеты, действительно, не учитывали тот новый механизм, который сейчас обсуждается и рассматривается правительством — по дополнительной криптозащите кодов, для того чтобы можно было этой системе существовать не только онлайн, но и офлайн», — сказала Скворцова, отвечая на вопрос депутата, который выразил озабоченность возможностью увеличения цен в связи «с введением системы маркировки и платной криптографической защиты на каждую упаковку».

Ранее в Госдуме прошли парламентские слушания по теме маркировки. На них заместитель руководителя ФНС России Андрей Батуркин сообщил, что решение о распространении криптографии для маркировки лекарств — требование ФСБ. По его словам, спецслужбы считают, что «отсутствие криптозащиты позволяет использовать изъяны в системе маркировки и продавать нелегитимный товар».

Между тем, по информации РБК — пять крупнейших фармацевтических ассоциаций обратились к спикеру Госдумы Вячеславу Володину и вице-премьеру Татьяне Голиковой с просьбой отказаться от введения криптозащиты маркировки лекарств. По их мнению, это грозит отечественной фармацевтической индустрии изоляцией, а также может привести к значительному росту цен на лекарства из-за дополнительных расходов.

Исполнительный директор АІРМ Владимир Шипков, подписавший обращение, рассказал РБК, что сейчас в эксперименте используется формат кода Data Matrix без дополнительной криптозащиты. Такой код применяется в Евросоюзе и устраивает большинство российских производителей.

«Европейский союз идет по пути внедрения Data Matrix, и нас как производителей тот же руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения Михаил Мурашко заверял, что этот код позволяет обеспечить необходимую защиту», — сказал он.

Теперь, замечает директор СПФО Лилия Титова, к Data Matrix планируется добавить «криптохвост», который, по ее мнению, приведет к дополнительным затратам.«Мы не оперируем пока данными, сколько будет стоить этот «криптохвост», но уже сейчас понятно, что это дополнительное оборудование, перестройка ИТ-программы. При этом криптозащиту нужно будет покупать у ЦРПТ», — сказала Титова.

Шипков напомнил, что изначально, когда речь зашла о криптозащите, «предполагалось, что это будет обеспечено для производителей на безвозмездной основе». «Но в дальнейшем стало ясно, что эта услуга будет платной, примерно по 50 коп. за один код на одну упаковку», — поясняет он, .​

«В течение полутора лет в РФ шёл эксперимент, и нам говорили: «Хотя нет подзаконных актов, вы можете закупать оборудование, и всё будет неизменно», — рассказал гендиректор ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев. — У нас уже наработана определённая практика и опыт. Однако сейчас выясняется, что всё, что мы закупили, можно выбросить на помойку, а это миллионные затраты, так как появилась установка о том, что надо ставить иную криптозащиту» — сообщает Виктор Дмитриев

При этом Дмитриев отметил, что эта новая технология будет стоить фармпроизводитлеям колоссальных денег, что в итоге отразится и стоимости выпускаемых ими препаратов. Ещё одна проблема — это траты в двойном размере, так как, по словам Дмитриева, производители лекарств будут вынуждены выпускать их для РФ в одном варианте, а для Европы — в другом, — пишет REGNUM.

По мнению директора НИИ Здравоохранения Давида Мелик-Гусейнова фармкомпании под предлогом удорожания лекарств пытаются избежать выполнения новых требований.

«Производители, которые обратились к Володину и Голиковой говорят, что это приведет к какому-то повышению цен, усложнению процесса производства лекарственных препаратов. Для производителей это дополнительные затраты на закупку оборудования, подготовку рабочих помещений. Но не стоит забывать, что это разовые затраты, и эти затраты не могут существенно сказаться на стоимости лекарственного препарата. Это однократные инвестиции, а соответственно, какое-то влияние эти инвестиции окажут на итоговую себестоимость лекарственного препарата, но надо понимать, что фармацевтическая промышленность — это долгое длительное производство, большие объемы, и на этих больших объемах разовые инвестиции, которые потребуются от фармпроизводителей, выглядят не такими уж и страшными. Поэтому я думаю, что обращение представителей фармотрасли в адрес регулятора дают нам понять, что отрасль не хочет этим заниматься. А почему не хочет заниматься отрасль, это вопросы для дискуссии», — сказал Мелик-Гусейнов.