Дмитрий Морозов о принятых и отложенных законопроектах в области обращения лекарств

В весеннюю сессию парламента система здравоохранения получила сразу несколько долгожданных врачами и пациентами законов. Что дадут эти инициативы россиянам? Какие законопроекты значатся в планах парламентариев на осень? Об этом «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов.

Дмитрий Анатольевич, какие из принятых в весеннюю сессию законов вы считаете ключевыми?

Во-первых, это закон о маркировке лекарств. Его нормы коснутся каждого жителя нашей страны. Уже с 2020 года все фармпроизводители обязаны наносить на упаковку препаратов специальный идентификационный знак, и сведения об этом лекарстве будут попадать в государственную систему мониторинга. Таким образом, каждый человек с помощью мобильного приложения или общедоступного сканера сможет проверять, легальный ли препарат попал к нему в руки.

Почти полгода заняла работа над законопроектом о персонифицированном учёте в системе обязательного медицинского страхования — нужно было провести очень много согласований, в том числе между министерствами, найти устраивающий всех консенсус. И он был найден. Этот закон очень важен для наших регионов. Напомню, платить взносы в фонд обязательного медицинского страхования за неработающих граждан обязаны субъекты Федерации, и это довольно ощутимая для их бюджетов сумма. Однако по факту получается, что часть отчислений субъекты вносят за тех, кто в действительности в этом не нуждается. В частности, это военнослужащие, расходы на лечение которых обеспечиваются из федерального бюджета. Поступив на военную службу, многие оставляют у себя и полис ОМС, тем самым запуская процесс «двойного медицинского страхования». После того, как будет налажено информационное взаимодействие территориальных фондов ОМС с ФНС, военными комиссариатами и МВД, таких граждан можно будет своевременно выявлять.

Важным считаю принятый в конце сессии закон, повышающий ответственность перед обществом больных туберкулёзом. Пациенты, у которых врачи подозревают такой диагноз, будут обязаны пройти медицинское обследование. Тем, у кого туберкулёз диагностирован, в обязательном порядке придётся выполнять все назначения врача, принимать медицинские препараты и проходить необходимые процедуры. Кроме того, носители инфекции должны встать на учёт и регулярно являться на осмотры в профильные медицинские учреждения, а также соблюдать все предписанные им санитарно-гигиенические правила в общественных местах, по месту жительства и работы.

В конце сессии также был принят закон о переводе на федеральный уровень закупки лекарств для пациентов с орфанными, то есть редкими заболеваниями. Свершилось то, к чему парламентарии призывали несколько лет…

Это действительно так. Решению этой проблемы мы уделяли очень много внимания. В настоящее время закупать данные препараты обязаны регионы, однако для большинства из них такая финансовая нагрузка оказывалась непосильной. И вот, наконец, мы приняли закон, предписывающий, что с 2019 года действующая в России с 2008 года программа «Семь высокозатратных нозологий», в рамках которой Минздрав централизованно закупает препараты для пациентов с входящими в неё диагнозами, будет расширена на пять новых позиций. Эти пункты — самые дорогостоящие в лечении заболевания из перечня орфанных. Основными критериями при выборе именно этих заболеваний были высокая цена препаратов, тот факт, что чаще всего ими болеют дети, а также максимальная социализации пациентов при правильной терапии. В Госдуму этот законопроект внёс Совет Федерации, он — слагаемое нашего общего ежедневного труда: совещаний, консультаций, работы над регистрами пациентов. Со своей стороны Госдума сразу же обозначила эту инициативу приоритетной и приняла её в беспрецедентно короткие сроки.

Какие законопроекты «перешли» на осеннюю сессию?

Надеюсь, что до конца года мы завершим работу над законопроектом о клинических рекомендациях и протоколах, которым мы занимались все полгода. Эта инициатива — знаковая не только для всего медицинского сообщества, но и для всей страны. Кроме того, в эту сессию мы не успели доработать поправки к законопроекту, повышающим ответственность за нападения на врачей, надеюсь, что в сентябре работа над документом будет завершена. Очень много внимания уделялось работе над документом, дающим право Росздравнадзору проводить контрольные закупки в аптеках. Это даст возможность оперативно выявлять недоброкачественные, незарегистрированные и фальсифицированные лекарства и медицинские изделия. Его мы также постараемся принять до конца года. Если Правительство внесёт законопроект о трансплантологии — а сделать это нам обещают давно — мы также не будем затягивать с его принятием.

Очень рассчитываю, что осенью удастся рассмотреть наш депутатский законопроект о школьной медицине. Он даст право педагогам оказывать первую помощь детям. Кроме того, проект предусматривает особый порядок допуска несовершеннолетних к занятиям физкультурой и спортом. Родители будут обязаны сообщать школе информацию о состоянии здоровья ребёнка, в случае, если для получения им образования требуется создание особых условий обучения.

Какие законодательные инициативы вы планируете внести в Госдуму?

Одна из самых важных — о медицинском сопровождении детского отдыха. Сейчас мы дорабатываем этот документ. В нём будет прописано, какие требования должны предъявляться при лицензировании медицинских кабинетов в лагерях, как будет идти медицинское обеспечение неорганизованного детского отдыха — походов, медицинской эвакуации. Родители, отправляющие ребёнка на отдых, должны понимать — что будет, если он там заболеет. Сейчас им приходится даже таблетки ребёнку с собой давать. Но это же неправильно! Как может ребёнок сам, без назначения врача, принимать какие-то лекарства?

Напомню, весной был принят закон, разработанный группой депутатов во главе с вице-спикером Госдумы Ириной Яровой, предусматривающий внедрение типового договора между лагерем и семьёй. Со своей стороны, мы хотим предусмотреть, что именно в этот договор должно попасть касательно медицинского сопровождения.

Госдума прилагает много сил, чтобы как можно быстрее разделаться с так называемыми «законодательными завалами». Каковы успехи на этом фронте Комитета по охране здоровья?

Мы это сделали в эту сессию. Когда мы приступили к работе, в портфеле Комитета было 56 законопроектов прошлых созывов. Теперь — ни одного.