Аптечная сеть «Магнита» намерена закупаться напрямую у производителей

Второй по величине российский продовольственный ритейлер «Магнит» теперь сможет напрямую закупать лекарства для своих аптек у фармпроизводителей. Для этих целей компания приобрела структуру, владеющую лицензией на осуществление фармацевтической деятельности, передает «Коммерсант».

Структура «Магнита», краснодарское АО «Тандер», в начале сентября приобрела 100% в московском ООО «Фармасистемс», следует из данных «СПАРК-Интерфакс». В «Магните» подтвердили факт сделки. «Фармасистемс» создана в 2017 году, предыдущим владельцем компании был Никита Шестерников. В мае текущего года ООО получило лицензию Росздравнадзора на осуществление фармацевтической деятельности.

Как пояснили в «Магните», приобретение «Фармасистемс» связано с развитием собственной аптечной сети ритейлера. «»Фармасистемс» обладает оптовой фармацевтической лицензией и будет осуществлять закупки лекарственных средств напрямую у производителей для обеспечения аптечной розницы»,— заявил представитель ритейлера. Сумму сделки он не раскрыл.

Пилотный проект собственных аптек «Магнит» запустил в 2017 году. В рамках него была открыта 51 аптека (на площадях магазинов «Магнит») в Краснодарском крае, Ростовской области и Адыгее. «Тестирование показало, что объекты востребованы у покупателей и отвечают их актуальным потребностям»,— утверждают в пресс-службе «Магнита». По их данным, товары в аптеке попутно приобретает каждый десятый покупатель продуктового магазина.

Управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский полагает, что покупка компании «Фармасистемс» свидетельствует о том, что «Магнит» предпочел использовать менее дорогой способ развития аптек вместо покупки целой дистрибуторской компании. Как отмечает господин Жарский, рентабельность аптечного бизнеса сейчас доходит до 18–20%, но при этом основной заработок аптеки приходится на продукцию, получаемую напрямую от производителей со скидками. Если этих скидок не будет, то существование всей аптечной сети может оказаться под вопросом, говорит он.