Без достоверных регистров больных по заболеваниям не определить потребность в лекарствах

Вопрос о доступности лекарств. Мы столько об этом пишем и говорим, но по-прежнему нередко пациенты добиваются получения лекарств через суд. Кто должен закупать препараты: это должны быть федеральные централизованные закупки, ведь они снижают цену, или закупки на уровне регионов? На эти и многие другие вопросы на «Деловом завтраке» в «Российской газете» отвечала вице-премьер Татьяна Голикова.

Сейчас мы очень плотно занялись темой разобщенности между центром и регионами в части лекарственного обеспечения. По закону, у нас сохраняются льготные категории — ветераны Великой Отечественной войны, инвалиды всех групп, дети-инвалиды и т.д. Лекарства для них оплачиваются за счет федерального бюджета. При этом у гражданина есть возможность выбрать между денежной выплатой и натуральным лекарственным обеспечением. Очень многие, существенная часть граждан, выбирают деньги.

Но, может быть, это неправильно? Человек получает деньги, но потом все равно ожидает, что государство поможет с бесплатными лекарствами?

Может быть. Но это очень сложно изменить. Наверно, можно подумать в этом направлении. Но для тех людей, которые уже выбрали деньги, лишить их этих выплат невозможно, это было бы неправильно.

Кроме инвалидов и ветеранов, бесплатные лекарства должны получать некоторые группы больных, те же диабетики?

Кроме льготных категорий федеральный бюджет обеспечивает в рамках централизованных закупок лекарства для больных некоторыми социально значимыми заболеваниями — это ВИЧ, СПИД, туберкулез. Кроме того, есть программа «Семь нозологий», как вы помните, в нее включены тяжелые и требующие дорогостоящего лечения заболевания — онкогематологические, гемофилия, рассеянный склероз и др. С 1 января к этим семи нозологиям добавляются еще пять орфанных заболеваний.

Регионы сейчас ставят вопрос о том, чтобы финансирование лекарственного обеспечения по всем орфанным заболеваниям было поднято на федеральный уровень, финансировалось из федерального бюджета. Эта тема не снята с повестки дня. Но нам необходимо просчитать, сколько это стоит.

Наконец, у нас все еще действует принятое в начале 90-х годов 890-е постановление правительства. Оно также было направлено на улучшение лекарственного обеспечения и предусматривает льготы и по категориям граждан, и по заболеваниям. Например, по этому постановлению дети до трех лет получают все лекарства бесплатно, те же диабетики и онкобольные должны лечиться бесплатно. Исполняется это постановление за счет региональных бюджетов, и, как видим, не все регионы с этим справляются в полной мере.

При этом многие категории, которые в это постановление входят, пересекаются и дублируются с теми, которые обеспечиваются из федерального бюджета. И с этим, конечно же, надо разбираться.

Одна из главных проблем — нужны достоверные регистры больных по каждому включенному в документ заболеванию и категории, иначе как определить потребность в лекарствах и объемы финансирования? И я не понимаю, почему во многих регионах таких регистров нет — это их полномочия регионов, губернаторы за это отвечают, и они обязаны это контролировать. Зачастую именно такая административная неурегулированность простых вопросов приводит к тому, что люди не могут получить нужное лекарство вовремя.

Мы приняли решение провести мониторинг по этой теме, начали его в 2018 году. Окончательные результаты еще не подведены, но до конца года мы будем иметь ясную картину по стоимости этих льгот, а в 2019 году начнем менять законодательство в сфере лекарственного обеспечения наших граждан.

Мониторинг покажет глубину проблемы. Но и сейчас понятно, что лекарств, особенно в дотационных регионах, не хватает. Что планируете делать?

Полагаю, нельзя ставить вопрос об отмене этого 890-го постановления. Но то, что должна быть создана система, которая в актуальном режиме видит всех пациентов и понимает, каковы потребности — это очень важно. Это первое.

Второе. Есть еще проблема с перечнями лекарственных препаратов. Пытаясь сэкономить, многие регионы предлагают суженный перечень по отношению, скажем, к своему соседу. Если называть вещи своими именами, это прямое нарушение конституционных прав граждан. Потому что где бы ни проживал гражданин, он должен иметь равные права с точки зрения обеспечения лекарствами.

С другой стороны, в регионах нередко включают в такие перечни не только жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты, цены на которые регулирует государство, но и препараты коммерческого сегмента, которые фактически не имеют ограничений по цене. На закупки таких препаратов тратится значительная часть и без того ограниченных финансовых ресурсов, особенно в высокодотационных регионах.

Все эти вопросы мы будем решать в ближайшее время по поручению президента, данного в рамках недавнего совещания по лекарственному обеспечению.

А какие-то конкретные шаги уже есть?

На последнем заседании правительства одобрен законопроект, который позволит нам в некоторых случаях перерегистрировать цену на лекарства из перечня жизненно важных в сторону снижения.

Дело в том, что когда мы принимали в 2010 году Закон «Об обращении лекарственных средств», когда еще только-только вводилось регулирование цен на лекарства из перечня жизненно важных, главной задачей было удержать их удорожание. В законе был прописан только порядок, как устанавливается цена на препарат, как она регистрируется, как в дальнейшем проводится ее индексация. Тогда даже предположить сложно было, что когда-нибудь нам может понадобиться прописать механизм снижения цены. Теперь, когда мы уже не так зависимы от импортных лекарств, как раньше, когда на российский рынок выводятся воспроизведенные лекарственные препараты, так называемые дженерики, и цена на них ниже, чем на оригинальные препараты, теперь мы можем предложить производителям пересмотреть отпускную цену и перерегистрировать ее.

Когда новый порядок вступит в силу?

Законопроект должен вступить в силу в 2019-2020 годах, он внесен в парламент.