Определяющие успеха Калужского фармацевтического кластера

Калужский фармацевтический кластер сегодня объединяет в себе все направления фармацевтической индустрии от доклинических и клинических исследований до разработки и производства фармацевтических субстанций, готовых лекарственных средств и даже радиофармпрепаратов. Об особенностях формирования кластерной политики рассказывает Ирина Новикова, исполнительный директор Ассоциации «Калужский фармацевтический кластер».

Ирина Игоревна, скажите, пожалуйста, а с чего все началось, как вы пришли к такой всеобъемлющей структуре?

Дело в том, что Калужская область, пожалуй, одна из первых в РФ сформировала системный подход к развитию территориальных кластеров. В 2009 году Правительство Калужской области приняло «Стратегию социально-экономического развития до 2030 года», в которой кластерный подход был выбран в качестве основной модели развития региона. В 2011 году по инициативе Администрации Калужской области был создан Координационный совет по развитию фармацевтического кластера на территории Калужской области, в состав которого вошли представители всех локализованных на тот момент предприятий отрасли. На первом заседании Координационного совета и было принято решение об юридическом оформлении кластера и создании управляющей компании – Некоммерческого партнерства «Калужский фармацевтический кластер». С момента основания открытость, постоянный диалог с участниками и баланс интересов крупных и малых компаний стали приоритетами нашей деятельности. Поэтому сегодня мы объединяем не только производственные предприятия, но и крупные государственные научные центры, вузы, сервисные компании и региональные институты развития, что позволило создать действительную эффективную «экосистему» кластера.

За семь лет, при активной поддержке Правительства Калужской области, мы смогли добиться серьезных результатов. И речь не только об открытии новых производственных площадок, но и об увеличении степени локализации, об активном развитии кооперационных связей между участниками, расширении международного сотрудничества. Поэтому признание кластера на российском и международном уровнях вполне закономерно. Согласно постановлению Правительства РФ N 188 от 06 марта 2013 года кластеру присвоен статус пилотного инновационного территориального кластера Российской Федерации, в 2016 году мы вошли в число 11 кластеров-победителей конкурса Министерства экономического развития РФ – «Кластеры-лидеры инвестиционной привлекательности мирового уровня».

Особо значимой для нас стала процедура аудита деятельности управляющей компании кластера европейскими экспертами, успешное прохождение которой позволило нам получить серебряный сертификат Cluster Excellence и подтвердить соответствие лучшим мировым практикам по группе Health and medical science.

Такая высокая оценка наших зарубежных коллег подтверждает, что мы на правильном пути, что только системная работа команды кластера, с опорой на компетенции участников, может привести к значимым результатам.

Давайте теперь определимся с выгодами от создания кластера. Что может получить от формирования кластерной структуры регион, в котором такая структура, собственно, и создается?

Ответ на этот вопрос, казалось бы, лежит на поверхности. Для региона формирование кластера – это еще один аргумент в пользу привлечения инвесторов, а значит создания новых рабочих мест и увеличения поступлений в бюджеты всех уровней. Преимущества кластерного подхода для региональных органов власти так же состоят в том, что он позволяет комплексно и системно рассматривать ситуацию в группе взаимосвязанных предприятий и использовать в качестве «стержня» стратегии развития кластера инициативы и проекты, выдвинутые и реализуемые лидерами бизнеса, которые, таким образом, гарантированно будут успешно реализованы. Это способствует диверсификации экономики региона, создает новые «точки роста». С этой точки зрения, влияние кластера можно оценить через систему «количественных» показателей, таких как объём привлеченных инвестиций, изменение доли кластера в валовом региональном продукте и росте количества высокопроизводительных рабочих мест. Например, если в 2012 году объем продукции участников Калужского фармацевтического кластера составлял 4% от ВРП, то в 2018 году уже приближается к 10% ВРП. Вместе с тем, не менее важным аспектом является оценка «качественного» влияния развития кластера на регион. Это не простая задача, которая может быть решена после определенного временного периода реального функционирования кластера (как правило, 5-7 лет) и осложнена отсутствием единства научных подходов и практики использования в РФ. Мы изучили опыт наших шведских коллег, в частности работы профессора Стокгольмской школы экономики Г. Лингквиста, который доказал влияние регионального кластера не только на эффективность функционирования самих участников (так называемый «коэффициент выживания»), но и на социальный и инновационный потенциал региона. Например, кластер может стать драйвером значительных изменений на региональном рынке труда, существенно повлиять не только на количество, но и на качество рабочей силы. Этот тезис в полной мере применим и к нашему кластеру. Так, с ростом количества фармацевтических предприятий на территории Калужской области существенные изменения произошли в системе среднего и высшего образования, направлений профессиональной переподготовки кадров. Создание Центра практического обучения работников фармацевтической промышленности на базе НИЯУ «МИФИ» это отличный пример того, как развитие кластера может положительно повлиять на деятельность вуза, в том числе направления его научно-исследовательской деятельности. Углубление производственной локализации, рост инвестиций в НИОКР, трансфер технологий, рост количества малых инновационных компаний, созданных на территории кластера – все это уже в среднесрочной перспективе сможет существенно повлиять на экосистему кластера, «качество» экономики региона.

Что же тогда получает инвестор в качестве выгоды для себя или о каких именно преимуществах здесь может идти речь?

Я бы выделила три важнейших преимущества. Для любого инвестора критичными факторами являются сроки реализации проекта (выбор площадки, получение разрешительной документации, оперативность работы местных органов власти) и его стоимость (стоимость участка, наличие региональных налоговых льгот, стоимость подключения к коммуникациям). Для реализации проектов в фармацевтической отрасли ситуация осложняется обилием законодательных норм и ограничений (например, в отношении размера санитарно-защитных зон), высокими требованиями к качеству рабочей силы. Поэтому, принимая решение о размещении производства на территории региона, где уже сформирован профильный кластер, инвестор снижает риски за счет доступа к «жесткой» (индустриальные парки, особые экономические зоны) и «мягкой» (инновационной, образовательной и научно-исследовательской) инфраструктуре кластера. Например, Ассоциация «Калужский фармацевтический кластер» максимально упрощает процедуры согласования, гарантирует инвесторам юридические права и практически полностью освобождает их от инфраструктурных рисков. Сроки реализации инвестиционного проекта сокращаются, а значит быстрее начнется возврат инвестиций.

Второе преимущество – наличие прямого диалога с властью, которое с одной стороны позволяет региону четко понимать потребности инвесторов для успешного решения инфраструктурных и кадровых вопросов, с другой – создает для инвесторов условия определенности и предсказуемости региональной политики в отношении данной отрасли. Как пример, создание в 2011 году Координационного совета при губернаторе Калужской области, в состав которого вошли не только руководители региональных органов власти, но и руководители российских и иностранных фармацевтических компаний, региональных институтов развития, вузов, научно-исследовательских организаций, руководство управляющей компании кластера. Работа совета позволяет сформировать четкую и понятную позицию сторон в треугольнике бизнес-государство-наука в вопросах реализации стратегии развития кластера, определить приоритетные проекты, снять административные барьеры.

Не менее значимым преимуществом для инвесторов является возможность кооперации с участниками кластера, причем для решения совершенно разных задач. Завершение инвестиционной фазы проекта ставит перед инвестором новые проблемы – кадры (обучение, создание резерва), логистика (доступ к государственным сервисам ВЭД, обеспечение условий хранения, в том числе в условиях «холодовой цепи»), утилизация отходов, расширение количества локальных поставщиков услуг. И здесь наличие кластера и эффективной управляющей компании может существенно упростить решение данных проблем. Доступ к информации о рынке, база проверенных партнеров, прямые связи с поставщиками услуг, производственная кооперация могут существенно снизить затраты инвесторов и создать тот самый синергетический эффект. Например, реализация таких инвестиционных проектов на территории Калужской области как строительство завода по утилизации фармацевтических и медицинских отходов всех классов опасности, завода по производству фармацевтической упаковки и логистического хаба «Фрейт Вилладж Ворсино» позволяют не только существенно оптимизировать затраты на логистику, но и «замкнуть» полный цикл производства на территории кластера.

Это всё очень хорошо, но вот когда же можно ожидать первого совместно проекта между участниками кластера, в какие сроки?

Наш опыт показывает, что реальные совместные проекты могут возникнуть после трех-четырех лет активного участия в жизни кластера. Безусловно, это не простой процесс, требующий времени, взаимного доверия участников, изучения компетенций и опыта друг друга. В фарме реализация совместных проектов затруднена высочайшими требованиями к качеству продукции и используемым технологиям. Реальным примером реализации успешных совместных проектов в рамках кластера является компания «НИАРМЕДИК-ФАРМА». Сотрудничество с ООО «Хемофарм» по нескольким направлениям позволило оптимизировать процесс проектирования завода, а также разместить, до момента пуска нового завода, значительные объемы выпуска препарата «Кагоцел» на производственных мощностях «Хемофарм» в формате контрактного производства. Кроме того, несколько десятков специалистов высокого класса: инженеры-технологи, химики, операторы прошли обучение в ООО «Хемофарм» в рамках подготовки к работе на заводе «НИАРМЕДИК ФАРМА». Кооперация с сектором малых и средних компаний кластера выражается в сотрудничестве «НИАРМЕДИК ФАРМА» с ООО «БИОН», на котором была разработана технология синтеза субстанции нового лекарственного препарата. ЗАО «Обнинская химико-фармацевтическая компания» на своих производственных площадях осуществляет выпуск фармацевтических субстанций по международным стандартам GMP и поставляет их на завод компании STADA для дальнейшего использования при производстве готовых лекарственных средств.

Для фармацевтического кластера критически важной является связь с наукой. Возможность реализации совместных научно-исследовательских проектов – один из показателей его жизнеспособности. Проекты по разработке и применению генератора рения W-188/Re-188 для терапии онкологических заболеваний, производство офтальмо-аппликаторов для контактной лучевой терапии злокачественных новообразований органов зрения и микроисточников с I-125 для брахитерапии – это малая часть совместных проектов наших участников.

Ирина Игоревна, что же тогда является определяющими успеха в деятельности кластера?

Во-первых, наличие объективных предпосылок для его создания – географически локализованных научно-исследовательских и производственных компаний, объектов инфраструктуры, вузов и других организаций. Здесь важна одна существенная деталь – ведущие участники кластера должны быть независимы друг от друга и между ними сохраняются конкурентные отношения. «Классическая» модель кластера Майкла Портера десятилетия подтверждает свою эффективность.

Во-вторых, взаимная заинтересованность и инициатива в создании кластера потенциальных участников и региональных органов власти. Мы знаем не мало примеров в РФ, когда кластеры создаются региональными властями без наличия стратегии его развития и опоры на реальные проекты. Всплеск таких процессов особенно заметен в преддверии конкурсов, проводимых Министерством экономического развития и Министерством промышленности и торговли РФ. В месте с тем существует и обратная ситуация, когда инициатива компаний не находит отклика у региональных властей и не удается установить прозрачный и эффективный диалог с властью. Как было отмечено ранее, многие ограничения в развитии кластера (прежде всего инфраструктурные) не могут быть решены без участия региональных органов власти.

В-третьих, юридическое оформление кластера, закрепление ответственности сторон, наличие профессиональной команды управления, определение источников финансирования. Без ответов на все эти вопросы кластер будет существовать только «на бумаге». Ведущая роль в этом процессе должна принадлежать, безусловно, бизнесу. Если компании не видят преимуществ работы в рамках кластера, не готовы финансово участвовать в его развитии, не будут представлены в органах управления кластером, то эффективность такого кластера будет сведена к нулю.

Материал опубликован в журнале «Новости GMP» №3 (17) осень 2018

Журнал можно посмотреть в полном объеме (без предварительной регистрации) по ссылке https://gmp-publication.ru/novosti-gmp-osen-2018/