При сговоре на торгах цена снижается на 1 %, а при равной конкуренции — на 20-22%

«Картели – это неочевидный сговор, который проявляется по каким-то косвенным признакам. Их сложно выявить, еще сложнее доказать», — такими словами начал свое выступление начальник Управления по борьбе с картелями Андрей Тенишев на семинаре для представителей СМИ, который состоялся в ФАС России в конце ноября.

Спикер обозначил разновидности картельных сговоров – на товарных рынках, на торгах, с привлечением должностных лиц государственной власти.

«Цель сговора на торгах понятна – по максимально выгодной для компаний цене получить государственный контракт. Государство предполагает, что оно будет экономить, что на торгах будет конкурентная борьба, в результате которой цена снизится. Но во многих случаях этого не происходит. И речь идет не только об экономии бюджета – наличие сговоров отражается на качестве товаров и услуг, кроме того нечестно выигравший торги нечестно получает и доступ к государственным ресурсам, потому что получает очевидные конкурентные преимущества по сравнению с тем, кто этот же самый товар продает на товарном рынке», — продолжил он.

Начальник Управления по борьбе с картелями сообщил, что ежегодно государство тратит на закупки товаров, работ и услуг порядка 25 триллионов рублей.

«Это треть валового внутреннего продукта страны, которая распределяется через систему госзаказа. В силу этого картелизация системы госзакупок негативно влияет на состояние экономики в целом».

«Когда в эти игры с госзакупками вовлекаются органы государственной власти – это дважды нечестная конкуренция, вторая сторона которой – коррупция», — продолжил Андрей Тенишев.

По его словам, при сговоре на торгах цена снижается максимально на 1 %, а при равной конкуренции — на 20-22%.

«Это та потенциальная экономия бюджета, с одной стороны, и та картельная сверхприбыль, которая тратится куда угодно, в том числе и на подкуп государственных заказчиков».

Андрей Тенишев добавил, что ФАС России стала выявлять и сговоры о завышении начальной (максимальной) цены контракта: «Это однозначное преступное деяние. И возбуждена уже целая серия уголовных дел в различных регионах страны. Многие участники этих соглашений арестованы».

Начальник Управления по борьбе с картелями также сообщил, что наличие подозрительно одинаковых цен – «повод подозревать нехорошее, но не обязательно картель».

«Есть и другие факторы, влияющие на цену – изменение налогов, сезонный спрос и прочие объективные факторы. Для нас важно не перейти какую-то грань. То есть с одной стороны мы должны защищать права потребителей от необоснованного роста цен как следствия картельных сговоров. С другой стороны, если мы начнем преследовать бизнес просто по факту одинаковых цен, то он может разориться. Поэтому мы каждый раз очень аккуратно и взвешенно подходим к доказыванию картеля. Но если мы его доказали, то санкции применяем суровые. Если речь идет о товарных рынках – это до 15% от годового оборота компании. Ежегодно ФАС России налагает на компании 3 — 4 млрд рублей за картельные сговоры», — заключил Андрей Тенишев.