Шокирующие результаты GMP-инспекций от бывшего сотрудника FDA

Осенью 2012 года молодой сотрудник американского регуляторного органа FDA вызвался добровольцем на должность инспектора индийских предприятий, производящих дженерики для американского рынка, именно так начинается материал Кэтрин Эбан, опубликованный в The New York Times, о поддельных данных контроля качества, токсичных примесях и проч., обнаруженных в рамках GMP инспектирования.

В привычном мире аудиторов Питер Бейкер стоял несколько особняком, поскольку он водит мотоцикл и имеет татуировки. Помимо любви к приключениям, 32-летний Бейкер имел весьма прагматичную причину вызваться добровольцем. Индия имеет репутацию мирового лидера в сфере асептического производства и выпуска стерильных лекарственных форм, поэтому Бейкер решил изучить передовые методики местных компаний и вернуться в США с уже накопленным опытом, что могло ему помочь продвинуться по карьерной лестнице.

Америке нужны дженерики. Они составляют 90% поставок лекарств в США. Без них любая крупномасштабная государственная программа здравоохранения – Закон о доступном медицинском обслуживании, Часть D программы Medicare, здравоохранение для ветеранов, благотворительные программы для развивающихся стран – стала бы недоступной.

Однако за шесть лет, проведенных за рубежом, Бейкер выявил опасные компромиссы, стоящие за производством дженериков. После полугодичного пребывания на своем посту инспектор Бейкер посетил предприятие в Аурангабаде, принадлежащее компании Wockhardt, которая производит более 110 дженериков для США. У него была неделя на то, чтобы убедиться в соответствии всех процессов стандартам cGMP (current good manufacturing practices).

Уже на второй день Питер с коллегой встретили сотрудника предприятия, пытавшегося вынести документы в мешке из-под мусора. Из документации следовало, что завод поставлял на индийский и зарубежные рынки инсулин с содержанием металлических примесей. Скорее всего это произошло из-за неисправного стерилизатора. Питер Бейкер выяснил, что это же оборудование использовалось для производства инъекционных кардиопрепаратов для американского рынка. Преднамеренный обман на этом и других заводах настолько его потряс, что он пересмотрел свои методы инспекции, что в будущем принесло ощутимые плоды.

Через два месяца после данной инспекции, FDA запретило импорт продукции Wockhardt в США, потери компании оценивались в 100 млн долларов. Ее представители отказались комментировать ход и последствия инспекции.

Бейкер продолжал «копать», и в течение следующих пяти лет, сначала в Индии, а затем в Китае, обнаружил многочисленные примеры мошенничества почти на четырех пятых проверенных производствах. Некоторые заводы использовали скрытые лаборатории, тайно проводили повторные тесты и изменяли результаты для получения поддельных данных, которые в корне искажали информацию о качестве лекарств, а затем представляли эти данные регулирующим органам.

В некоторых случаях обманы и другие методы способствовали распространению в США дженериков с токсичными примесями, неутвержденными и опасными ингредиентами. Потом врачи изо всех сил пытались стабилизировать пациентов, состояние которых ухудшилось после того, как они перешли от брендовых лекарств к дженерикам или сменили применяемый дженерик. Недорогое лекарство не является выгодной сделкой, если оно не работает.

FDA заявляет, что «американцы могут быть уверены в качестве продукции, которую ведомство одобряет». Из-за подобных заявлений даже опытные потребители не задумываются о том, как и где производятся их лекарства. Их единственный вопрос, как правило, касается того, могут ли они позволить себе препарат или будет ли его прием покрыт страховкой?

FDA, которое одобрило более 1000 новых дженериков в прошлом году, сталкивается с огромной проблемой по защите качества этих дженериков. Почти 40% всех американских дженериков производится в Индии. 80% активных ингредиентов импортируются из-за рубежа, в основном из Индии и Китая. Америка почти не производит собственных антибиотиков.

Как утверждает автор статьи, её репортажи о производстве дженериков за последнее десятилетие побудили её проехать четыре континента и посетить заводы, где производятся дженерики, предназначенные для американского рынка. Интервью с более чем 240 людьми помогли выяснить, что происходит за закрытыми дверьми в компаниях, производящих дженерики. Некоторые производители поощряют манипуляции с данными, как наиболее доступный способ получения разрешений регулирующих органов, и используют обман, чтобы держать инспекторов FDA на расстоянии.

В Соединенных Штатах, сотрудники FDA, как правило, появляются без предупреждения, чтобы осмотреть производство. Но за границей, FDA заранее анонсирует большинство своих инспекций. Зарубежные заводы «приглашают» FDA на инспекции и заранее договариваются о дате проверки.

FDA защищает существующую систему, называя ее «лучшим способом упростить логистику, получить визу и обеспечить доступ к заводам». Но в результате, инспекции в значительной степени являются «постановочными», об этом говорят штатные сотрудники ведомства. Благодаря предварительному уведомлению и низкой стоимости рабочей силы в азиатских странах, заводы могут представить все так, как им выгодно, даже построить новое здание за «выходные дни».

Питер Бейкер, молодой инспектор, изменил (для себя) подход во время плановых инспекций. Он отказался от «экскурсий», предлагаемых руководством предприятия. Вместо этого, он прибывал на завод и направлялся в лабораторию контроля качества, где сотрудники обычно проводят испытания препаратов, поступающие с завода. Там он входил в компьютерную систему и изучал данные.

Действуя, исходя из собственных соображений, Бейкер обнаружил коварные практики на предприятиях, которые со стороны казались образцовыми. Технические специалисты сначала проводили неофициальные тесты для получения предварительных результатов, чтобы руководствоваться ими при настройке параметров. Затем проводилась повторная, «официальная»  проверка, чтобы получить желаемые результаты, свидетельствующие о том, что лекарственные препараты соответствуют спецификации.

В течение 27 месяцев, проведенных в Индии, из 38 проверенных им производств, Питер Бейкер обнаружил примеры мошенничества на 29 из них. Пока он работал, другие инспекторы учились у него. Разница была ошеломляющей, вспоминает один из сотрудников FDA. «Как будто вы входите в темную комнату, и кто-то там включает свет, — сказал он. — Открывшаяся реальность была шокирующей».

Работа Бейкера имела и другие последствия: она показала неэффективность системы предварительного уведомления FDA. С компаниями, выступающими в качестве «турагентов», инспекторы FDA обговаривали различные льготы: отели, за которые им не придется платить, игры в гольф, массажи и поездки в Тадж-Махал. Некоторые сотрудники FDA называли происходящее «регулятивным туризмом». FDA в ответ подчеркивало, что «любые заявления о ненадлежащем поведении со стороны персонала ведомства станут предметом расследования».

В середине 2013 года был назначен новый глава индийского офиса FDA Алтаф Лал. Чтобы искоренить проблемы, связанные с мошенничеством компаний и скомпрометировавшими себя инспекторами, Лал решился на реформы. Он предложил пилотную программу организации инспекций в Индии, которая предусматривала проведение инспекций в короткие сроки или без предварительного уведомления. К декабрю 2013 года ему дали зеленый свет. Результаты были мгновенными.

В январе 2014 года FDA планировало совершить инспекцию на завод в северной Индии. Она должна была состояться в понедельник. Опасаясь, что чиновники завода узнают об этом, Бейкер и его коллега прибыли на день раньше, без предупреждения. Они отправились в лабораторию контроля качества, ожидая, что в воскресенье утром там никого не будет. Вместо этого, они увидели десятки работников, которые оформляли документы задним числом. На одном столе Бейкер обнаружил тетрадь с перечнем документов, которые рабочие должны были изготовить накануне прибытия инспекторов. Там были найдены пометки, какие данные следует изменить.

Во многих областях индийской индустрии дженериков был обнаружен механизм, позволявший не производить совершЕнные лекарства, а получать совершЕнные данные. На одном из заводов Бейкер отправился прямо в микробиологическую лабораторию и нашел «идеально» подготовленный отчет по результатам проверки стерильности завода. На деле же на заводе никто ничего не проверял. Местная лаборатория оказалась фальшивкой.

В ходе большинства необъявленных проверок инспекторы обнаружили, что заводы просто не могли ничего исправить. Огромное количество важных документов было выброшено в мусорное ведро. В туалетной комнате сотрудников возле стерильной производственной зоны на одном заводе отсутствовали трубы, поэтому моча текла прямо на пол.

В рамках пилотной программы FDA количество проверок, в результате которых были обнаружены серьезные нарушения, увеличилось почти на 60%, это уже показало собственное исследование документации FDA автора материала. Вскоре лекарства с многочисленных заводов в Индии были запрещены к продаже на рынке Соединенных Штатов. Учитывая эти результаты, казалось логичным, что FDA сделает необъявленные или кратковременные инспекции по всему миру нормой. Но в июле 2015 года чиновники FDA решили прекратить реализацию этой программы и вернуться в подавляющем большинстве к заранее объявленным инспекциям в Индии. Когда был задан вопрос почему, ведомство отказалось объяснить свои аргументы и заявило, что «после оценки пилотной программы было принято решение об ее прекращении».

Как пишет автор статьи, по её данным, с 2013 по 2018 гг. чиновники FDA смягчили санкции в отношении более чем 100 индийских заводов. Как следствие, производимые там препараты продолжают получать пациенты в США.

Большинство американцев согласны с тем, что система обеспечения лекарственными препаратами находится в кризисе. Но кризис, на который они указывают, это кризис стоимости. Оригинальные лекарства недоступны из-за корпоративной жадности и паутины сделок между производителями лекарств, аптечными сетями и страховыми компаниями. Одним из ответов на данную проблему стало появление большого числа дешевых дженериков. Но это решение привело к кризису качества, который в значительной степени оставался невидимым для американских потребителей.

Американская индустрия лекарств нуждается в единой системе регулирования, которая отдает приоритет как низкой стоимости, так и высокому качеству, которая предусматривает проведение необъявленных проверок на каждом заводе, производящем лекарства для рынка США. Компаниям или странам, которые отказываются подчиняться, нельзя разрешать продавать свою продукцию американским потребителям, которые заслуживают того, чтобы знать, где производятся их лекарства. Обозначение «Сделано в Америке» на этикетке может оказать сильное влияние на рынок и поможет возродить производство в Соединенных Штатах, где его можно будет более эффективно контролировать, к такому мнению приходит автор статьи.

В феврале 2015 года Питер Бейкер переехал в Китай, где обнаружил аналогичные данные о мошенничестве на 38 из 48 проверенных им предприятий. Он покинул FDA в марте 2019 года. Потрясенный тем, что он обнаружил при своей работе в FDA, Питер сказал коллеге, что если бы люди знали, как некоторые из этих препаратов были изготовлены за границей, «то никто бы их никогда не купил».

ПОДЕЛИТЬСЯ