Что мешает внедрению GLP в России?

2040

В связи с пандемией COVID-19 сразу несколько российских фармпредприятий объявили о начале разработки вакцины от нового коронавируса. Но обеспечены ли в России условия, позволяющие в короткие сроки создавать эффективные и безопасные лекарства? Вместе с экспертами фармкомпаний «Новости GMP» попытались разобраться, какие трудности возникают у разработчиков на доклиническом этапе.

Качество результатов лабораторных исследований лекарств во всем мире регулируется сводом норм и правил GLP (Good Laboratory Practice, Надлежащая лабораторная практика). Это международная система требований к лабораториям, изучающим эффективность и безопасность веществ, принятая в мире более 20 лет назад. В 36 странах мира с развитой инновационной инфраструктурой в фармацевтике, большим количеством оригинальных молекул и АФИ, среди которых США, Германия, Швейцария, правила GLP исполняются неукоснительно.

Соблюдение этих правил фактически создает базис для появления новых инновационных лекарств, в том числе вакцин.

«Несоблюдение этих принципов не позволит получать объективные данные о лекарственных препаратах с целью последующей экстраполяции на человека», — говорит директор департамента доклинических исследований Biocad Яков Устюгов.

В России, на первый взгляд, создана обширная нормативная база для следования стандарту GLP: Федеральный закон №61 «Об обращении лекарственных средств» от 12.04.2010 , Приказ Минздрава России от 01.04.2016 № 199н «Об утверждении Правил надлежащей лабораторной практики», Постановление Правительства РФ №1227 от 20.09.2019, а также серия ГОСТ Росстандарта. Мониторинг ситуации вокруг GLP проводит Росаккредитация, а проверки, направленные на контроль соблюдения принципов GLP, осуществляет Росздравнадзор.

Но достаточно ли этого?

Эксперты в области разработки и доклинических исследований (ДКИ) лекарственных средств (АО «НПО «Дом фармации», «Biocad», «Р-Фарм», Центр экспериментальной фармакологии СПХФУ) считают, что система регулирования GLP в России требует доработки, и роль каждого уполномоченного органа в этой сфере должна быть обоснована и заточена под общие цели системы.  Эти проблемы приобретают особую актуальность с учетом того, что с 2021 года регистрация лекарственных средств по национальным требованиям будет заменена на требования Евразийский экономического союза (ЕАЭС, Решение ЕЭК № 78 и Решение № 81).

Как регулируется GLP в России и ЕАЭС?

Марина Макарова, директор АО «НПО «Дом фармации»:

«Ни в одном документе не сказано в однозначном прочтении, кто должен инспектировать доклинические центры и какой документ в результате может являться свидетельством о соответствии для стран-членов ЕАЭС».

Яков Устюгов, директор департамента доклинических исследований Biocad:

«Эксперты органа мониторинга представлены сотрудниками испытательных центров, выполняющих исследования на контрактной основе, что является конфликтом интересов, противоречит принципам GLP, Постановлению правительства РФ №1227 от 20 сентября 2019 г. в части V. п. 92, и не позволяет проводить объективную оценку центров».

Дмитрий Ивкин, начальник центра экспериментальной фармакологии СПХФУ:

«В России и ЕАЭС пока не создано четкой системы регулирования GLP. Есть различные ведомства, которые проверяют испытательные центры на их соответствие требованиям GLP, однако все проверки являются добровольными и не носят обязательного характера».

Как распределены полномочия органов, регулирующих GLP в России?

Марина Макарова, директор АО «НПО «Дом фармации»:

«Есть недопонимание, и весьма серьезное. В Решении ЕЭК №81 сказано, что инспектирование соответствия правилам проводится в рамках фармацевтических инспекций уполномоченным органом в соответствии с законодательством государства-члена ЕАЭС.

Росздравнадзор проводит свои проверки не на регулярной основе (а на основании риск-ориентированного подхода) и по результату их проведения не выдает результирующих документов о соответствии или несоответствии доклинического центра GLP. Имеется только Акт с выявленными несоответствиями, который невозможно предъявить как свидетельство о соответствии. При этом результирующий документ о соответствии выдает Росаккредитация, но уже не по Приказу №199н и Решению ЕЭК № 81, а на основании соответствия доклинического центра Принципам надлежащей лабораторной практики ОЭСР. Но Российская Федерация не является членом ОЭСР! Важным фактом является и то, что данные инспекции проводятся заинтересованными лицами (действующими сотрудниками доклинических центров), чего по определению не может быть в государственном инспекторате, так как являет собой выраженный конфликт интересов».

Яков Устюгов, директор департамента доклинических исследований Biocad:

«Не определены процедура и ответственность за разработку и актуализацию нормативно-правовой базы. Нет определения функционала органа(ов) регулятора(ов)».

Елена Шипаева, руководитель проектов отдела доклинических и клинических исследований Медицинского департамента АО «Р-Фарм»:

«Получение сертификата GLP от Росаккредитации носит добровольный характер, ряд организаций предпочитают получить сертификат от Ассоциации по сертификации «Русский Регистр» либо привлекают европейские организации для сертификации (например, из Чехии, Финляндии). Нет понимания легитимности подобной сертификации».

С какими трудностями в сфере проведения лабораторных исследований сталкиваются компании?

Марина Макарова, директор АО «НПО «Дом фармации»:

«Недостаточное количество образовательных организаций в сфере доклинических исследований. Готовых специалистов в области доклинических исследований не существует.

Полное отсутствие регулирования гуманного обращения с лабораторными животными и мониторинга их здоровья, как результат лабораторные животные в питомниках крайне низкого качества. Полное отсутствие регламентирующих документов, процедур, качественного обучения по вопросам валидации в целом и по валидации компьютеризированных систем в частности, что имеет наиважнейшее значения для обеспечения целостности данных».

Яков Устюгов, директор департамента доклинических исследований Biocad:

«Нет единого подхода в регулировании работ испытательных центров. Аккредитация испытательных центров на предмет соответствия принципам GLP носит добровольный характер, в соответствии с Распоряжением Правительства РФ №2067 от 8 ноября 2013 г. «Об утверждении перечня документов в области стандартизации» работа центров должна регулироваться межгосударственными стандартами, однако, обязательным является соблюдение положений Приказа МЗ РФ №199н от 1 апреля 2016 г».

Какие шаги необходимы со стороны государства для создания эффективной системы GLP?

Марина Макарова, директор АО «НПО «Дом фармации»:

«Необходима гармонизация действующих нормативных документов (РФ, ЕАЭС, ОЭСР), а это возможно при условии создания рабочей группы из наиболее компетентных представителей всех указанных структур. Следующие шаги – создание компетентного инспектората (по примеру, как создан GMP-инспекторат в ФБУ «ГИЛС и НП»), образовательных организаций по подготовке специалистов в области доклинических исследований, возможно под государственным контролем или единых для стран ЕАЭС. Наконец, очень важна четкая структура подчинения, а также понимание того, кто инспектирует с целью подтверждения соответствия принципам надлежащей лабораторной практики, кто контролирует, кто является потребителем услуг (проверяет и оценивает отчеты)».

Елена Шипаева, руководитель проектов отдела доклинических и клинических исследований Медицинского департамента АО «Р-Фарм»:

«В построении эффективной системы GLP в России и ЕАЭС логично использовать международный опыт (OECD, FDA). Следует максимально гармонизировать российские нормативные требования с зарубежными и выстроить четкий порядок приоритетности документов, устранив противоречивые пункты. Методические рекомендации по ДКИ требуют переиздания с пересмотром подходов на основе современных научных достижений, с включением глав по инновационным направлениям разработки лекарственных средств. Важно создать высококвалифицированную и четкую систему обучения персонала центров — руководителей исследований, исследователей, менеджеров по качеству, основным международным принципам GLP, с учетом современных научных данных и специфики различных видов исследований безопасности. Система GLP в России должна соответствовать принятым подходам, как обязательный стандарт качества при проведении исследований новых химических веществ (лекарственных средств, пищевых и кормовых добавок, косметической продукции, пестицидов и ветеринарных препаратов)».

Яков Устюгов, директор департамента доклинических исследований Biocad:

«Достаточно часто проблемы с соблюдением принципов надлежащей лабораторной практики рассматривают только на уровне испытательных центров, но этот поход крайне неверен. Соблюдение требований внутри контура надлежащих практик также требует наличия достаточной нормативно-правовой базы, независимых экспертов, имеющих требуемый уровень экспертизы».

Дмитрий Ивкин, начальник центра экспериментальной фармакологии СПХФУ:

«Необходимо создание четкой иерархии регулирующих и инспектирующих органов, соблюдение достаточности требований нормативной документации и рекомендаций по их практической реализации, постройка и создание качественных питомников лабораторных животных».


АФИ Ропивакаина гидрохлорид для производства стерильных лекарственных форм внесена в ГРЛС МЗ РФ